Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Посетите нашу выставку 

г. Новокузнецк

ЦГБ им. Н.В. Гоголя

ул. Спартака,11

тел. +7 (3843) 74-46-91               

2 ноября- 20 декабря 2017 года

Одна ночь и один день на Святой Земле

Вечером 1 июня  накануне праздника Вознесения  в аэропорту Тель-Авива нас встречала элегантная женщина.

 - Елена, - сказала просто, и твердо, как-то сразу расположив к себе. Чистый русский, хорошие манеры, может быть  она петербурженка? И  действительно,  иммигрировала в Израиль 10 лет назад, здесь работает гидом,  возит экскурсии.

   - Мы с вами будем вместе в течение суток. Прошу вас  никуда без моего ведома не отлучаться. Сейчас мы едем в Иорданию. В Вифлееме переночуем, а завтра нам предстоит насыщенная  программа с самого утра: посетим Храм Рождества, Храм Гроба Господня, а вечером -  Мертвое море. Вот так мы с вами быстрее подружимся и не потеряемся. Подставьте свои ладони!

Она сыграла с нами в ладушки, пересчитав как детишек из яселек,   и мы уселись  в автобус. Уставшая от часового  перелета и топтания в очередях Бен Гуриона, я с удовольствием вытянула ноги  и слушала гида вполуха под баюкающую песню  кондиционера.   Перед  блокпостом  Елена  пересела ко мне  на заднее сидение:

- Вот так каждый раз пересекаю границу… нелегально.  Я гражданка Израиля, мне туда въезд закрыт. 

В полночь мы подъехали к отелю «Интерконтиненталь». В номере я с интересом ощупывала  тяжелые, прорезиненные с изнанки шторы. Когда ветер за окном  завыл, что февральская метель, -  уяснила,  поняла  какая это чудная звукоизоляция! 

Разобрала многочисленные подушки, дотронулась до нежно-лебяжьей постели.

- Хвала тому, кто сотворил тебя,  блаженное ложе! - по-восточному витиевато сказанула, что сама  себе удивилась,  - Не тысяча, но одна ночь  точно -  моя!  Провалилась в сладкий сон.   

Где-то в 4 утра послышалось  протяжное пение. Спросонок не сразу поняла, что это в местной мечети началась служба.  Баритон, усиленный радиоволной, так чисто интонировал! Слоги перекатывались, как бусины в четках,  и складывались в слова.  Рука,  было,  потянулась за диктофоном, но сразу обмякла. Я прониклась  незнакомой молитвой…

-  Ку-ка-ре-ку! -  дерзкий петушиный крик заглушил песнопения.

Я выглянула в окно. С высоты  открывался ничем не примечательный вид: из светлого камня дома-близнецы с плоскими крышами,  похожие друг на друга,  как спичечные коробки.  Там проходила жизнь, скрытая от посторонних. В коробках  были  окна, но дома казались безглазыми. И над всем  этим арабским миром возвышалась башня минарета.    

Во дворе нас ожидали  экскурсионные автобусы, а чуть поодаль –  военный патруль с автоматами. Чтобы сфотографировать здание отеля,  я перешла на другую сторону улицы. Здесь на бетонной стене безымянный художник оставил граффити на военную тему.    

 

Храм Рождества в Вифлееме  

Надо торопиться:  в иконной лавке ждут очередную порцию экскурсантов, то бишь нас.

В Рождественский храм мы направляемся пешком вверх по мостовой. На улице к нему прилегающей - те же самые культтовары, только намного дешевле, а торговцы  - бесцеремонней и настойчивей.    

Никаких архитектурных излишеств: сплошная стена, не церковь, - бастион. Наверху установлен «крест паломника», его нательную копию я  только что купила. «Дверь покорности» до того узка,  что войти туда может один человек, низко поклонившись. Это заслуга Папы Римского, приказавшего вход в базилику сделать поуже - «дабы не въезжали на лошадях». Как показывает история,  предосторожности оказались нелишние. 

Рождественский храм в Вифлееме считается  одним из самых первых христианских храмов.  Он был заложен в 332 году императором Константином на месте рождения  Иисуса Христа.  Это  историческое место не оспаривают все ныне существующие  конфессии, а сам  храм между ними поделен:  центральная аспида принадлежит грекам, левая – армянам (именно они проводят богослужения), а   правая - русской православной церкви. 

Справа от спуска в пещеру Рождества находится чудотворная икона в деревянном киоте «Вифлеемская Богоматерь», и на иконе Божья Матерь  улыбается...  Образ  был написан в России и передан в Вифлеем императрицей Елизаветой после ее чудесного исцеления. 

А в  ХХ веке Россия жертвовала деньги на  содержание и реставрацию храма. Были подарены  колокола, которые  можно сегодня увидеть на колокольне.

 Как всякий древний храм, Храм Рождества Христова  многое «повидал на своем веку». 

 В 1646 году  Храму Рождества пришлось  пережить еще одну беду:  турки порушили крышу, а добытый свинец переплавили в пушечные ядра. В начале 18 века в Алтаре Рождества появилась известная всему миру Вифлеемская звезда из серебра, которую  в 1847 году  похитили турки.  Принято считать,  что кража реликвии стала  одной из причин, чтобы начать Крымскую войну…

Старые кварталы Иерусалима

Мы  поднимаемся по дороге к Яффским воротам - одним из восьми ворот старого Иерусалима. Фотоаппарат остался в сумочке, я взяла пустой кофр. Бежать назад уже  поздно – автобус отъехал -  длительные стоянки транспорта здесь запрещены,  экскурсии подъезжают одна за другой.  

Утешаю себя: «Ну  что нового можно снять в людской толчее? В лучшем случае - спину товарища. В предыдущем храме  практически не было света и  не было времени на поиски ракурса. Так что смотри на мир своими глазами… и  не  лови ворон,  поспевай за своими  товарищами».

Елена беспокоится:

 - Отстанете – заблудитесь! Держите меня в поле зрения, а лучше ориентируйтесь на самого высокого в нашей группе.

Мужчина в светлой рубашке избран маяком. Иду  вприпрыжку по старому Иерусалиму: несколько шагов, ступенька, поворот. Древняя каменная  брусчастка  натерта до блеска несметным количеством ног. Это - мусульманский квартал, по которому проходил Крестный путь. (Здесь же находится  мечеть Купол Скалы). Узенькая улочка забита торговыми рядами. От яркого и цветного уже пестрит в глазах, будто крутанули калейдоскоп, а остановить забыли. Кружится голова от аромата специй и  кофе. Его варят здесь же на улице в маленьких кофейнях.

Строительство христианского квартала началось  в 4 веке.  Сейчас на его территории находиться  40 церквей и монастырей, а посередине - Храм Гроба Господня. 

Храм Гроба Господня

Здесь я  вновь испытала то блаженное, надмирное, «близкое к Богу» чувство, когда в католическом приделе началась служба,  и зазвучал орган.  Что-то внутри меня шевельнулось и высвободилось как из мягкой скорлупы. Стало на душе так тихо-тихо. Была только музыка, она была повсюду и во мне. И не было для нее преград, не было каменных стен, сотворенных людьми, она пронизывала все пространство и проникала во все сущее...

Мы стояли плотной колонной в очереди, плечом к плечу, люди разного рода-племени, объединенные одним желанием - попасть в кувуклию. Молчаливая смиренная очередь продвигалась мягкими толчками-приливами, когда несколько человек священнослужители пропускали внутрь пещеры.  Помнятся тяжелые  напольные подсвечники, тяжелый  запах ладана. Давка началась стихийно, колыхнулась волной, раздался недовольный женский крик.  

 - Мадам! – два священника, оттеснили негритянку, и  буквально вытолкнули ее взашей.   Так и не пустили.

 - Вот так отстоишь очередь, и  не попадешь… - горестно  вздохнула паломница, стоящая рядом.

Во время схождения благодатного огня в субботу перед Пасхой стычки монахов случаются сплошь и рядом. Существует церковныйstatus quo, где четко прописаны все права и обязанности: сколько минут должен находиться священник в кувуклии, кто имеет право обметать ступени во время уборки, и другие мелочи, за которыми так дотошно следят,  что не дай бог! А тут даже не паломники -  простые туристы - кто с ними будет считаться?! Возьмут и не пустят. 

 

Стена плача

В еврейском квартале находится святыня иудеев - Стена плача. Западная стена разрушенного  Иерусалимского храма, ставшая  местом паломничества. На входе - КПП,

где у вас непременно просветят  содержимое сумочки…  

Широкие каменные ступени ведут вниз к Стене плача. Повсюду как черные большие птицы - ортодоксальные евреи с пейсами: длинный  лапсердак  в сорокоградусную жару вызывает сострадание. Поток мужчин устремляется влево, женщины идут направо - стена для них поделена.

Для паломниц поставлены  стулья, они  отстраненно-сосредоточено читают Тору. Все поголовно в платках и  юбках, прикрывающих колени. На рыдающую девушку   в траурной одежде  никто внимания не обращает. Она не стыдится своих слез, тут никому ни  до кого нет дела. И ты в этом сонмище людей,  что сирота в шапке-невидимке. 

Паломники  наравне  с израильтянами (не возбраняется и туристам обратиться к еврейскому богу) подходят к Стене плача со своими записками, пытаясь всунуть бумажную просьбу в щелочку между плитами.  Потревоженные записки предшественников обиженно осыпаются, словно отверженные, превращаясь в прах и тлен: чьи-то несбывшиеся мечты, неисполненные желания, недошедшие до Бога  молитвы… 

Продвинутым  можно  передать послание,  не выходя из дома,  электронной почтой через Интернет-сайт «Виртуальный Иерусалим». Пользовался ли кто такой услугой  и получал ли Бог  послания, одному Ему и  ведомо.  

 

Мертвое море

 По дороге на Мертвое море Елена нам рассказывает ветхозаветные легенды о рухнувших стенах Иерихона, городах Содоме и Гоморре,  погрязших в грехах, и жене Лота, превратившейся с соляной столб.

-  Иордан, единственная река, впадающая в Мертвое море, уровень моря  на 395 метров ниже уровня Средиземного, а температура воздуха на побережье выше на 10 градусов, чем в Иерусалиме. Тем, кто хорошо плавает, здесь придется заново учиться. Не злоупотребляйте, 15 минут  будет достаточно для купания. 

 После  подробного инструктажа погружаешься  в воду. Хотя,  это больше напоминает  крепкий  теплый рассол.  А на дне моря  -  жидкое тесто -  не то глина, не то грязь.  Здесь нельзя плавать, но можно почувствовать себя кислородной подушкой,  одно неловкое движение – и  перевернешься... 

Место, скажу я вам, нехорошее,  аномальное какое-то. По дну морскому  проходит тектонический разлом, который поглотил когда-то Содом  с Гоморрой. Что тут делать православным христианам – ума не приложу? 

 

Ольга Козлова

Фото автора

Фотогалерея