Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Посетите нашу выставку 

г. Новокузнецк

ЦГБ им. Н.В. Гоголя

ул. Спартака,11

тел. +7 (3843) 74-46-91               

2 ноября- 20 декабря 2017 года

Сайгаком по Ергакам - 2006

Скерцо  в четыре руки 

 Ольга:  Нет большей радости, чем встреча с друзьями. Год пролетел незаметно, и вот  мы снова в Абакане. Из  мастерской союза художников загружаем  в автобусы рюкзаки и провиант для 10 дневного похода на Ергаки. Так называется горный хребет в Саянах. Ергак с тюркского переводится как самец, по другой версии Ергаки означают   пальцы. Его превосходительство Александр Ульянов, собрал на этот раз уже не сорок человек - вдвое больше. Всё художники и любители красоты: писаной и неписаной. Нынче до Саянских гор поедем короткой дорогой  через Ермаки и Танзыбей, это около  четырех часов езды от столицы Хакасии. 

Спящий СаянСпящий СаянСаянское кольцо -  гладкая  дорожка. С набором высоты  повышается настроение. Останавливаемся на смотровой площадке. Под ногами островерхая  тайга утекает вниз, превращаясь в сплошное  темно-зеленое озеро.  Скальный  массив  на небе обозначился четким графическим рисунком: щетинятся в три ряда горные вершины, прячутся одна за другую. Те, что ближе к нам гораздо темнее. Пик Птица высотой 2 221 метр  – самая  высокая гора - мечта парапланеристов, а  примечательна тем, что  одна из стен имеет  отрицательный угол. Если бросить камень с вершины, он упадет  далеко от подножия.   

Любители природы  без ума от сказочной  красоты этих мест. Скалолазы в Ергаках  души не чают за сложность маршрутов и  за то, что  все вершины рядышком.  Стал лагерем и делай вылазки налегке. Самый дальний поход займет  неделю. 

Чтобы увидеть Спящего Саяна -  великана, обогнем  горный хребет полукругом. Кто-нибудь из нас обязательно поднимется туда, погулять у изголовья. Высшая точка - 1898 метров. Вождь обещает  показать перевал и озеро Художников.  На Ергаках   много красивых водопадов и озер: Лазурное, Мраморное,  Медвежье и  Бубинские.  Пока  мы  имеем лишь  смутное представление о  радиальных выходах  и нашем будущем лагерном житие.

Ой, старое знакомое - Ойское озеро! Почто  не приветливо?  Кто морщит,  темны воды твои, кто гонит волну, кто застит  солнца свет? То ветер разгулялся.  Наползают друг на друга, громоздятся тучи - быть дождю. Надо сыскать местечко поукромней. Погода в горах переменчива. Решили  проехать еще восемь километров по Саянскому кольцу и разбить лагерь на Буйбе.

 

Базовый лагерь

Лагерь на БуйбеЛагерь на БуйбеТолько прибыли на место, торопливо, мелко-мелко засеменил дождик.  Выходи строиться! Выноси рюкзаки!  Приуныли соколики, решили отсидеться в тепле и сухости. Вот и ладно, повременим. Кто же на сырую траву палатку ставит?  В глазах  у новичков испуг, а если зарядит на всю неделю? Потекут красочки разноцветною рекою, поразмокнет   бумага, отсыреют холсты. 

Ага! Грянул гром в горах канонадой, гулким эхом прокатился, и схоронился в ущелье. Пугает…

Вам града не надо?  Получите.  Часто сечет, неуемный,  да  по  крыше, да по окнам!  Принимайте боевое крещение!  Отважились, приоткрыли дверь автобуса - полную шапку ледяного гороха насыпало - манна небесная...

Все когда-нибудь кончается,  и ненастье тоже.  И    во мху -  в черничниках, и на полянке, и в густой высокой траве, ледяные сокровища, будто кто бусы порвал, рассыпал.   Брызнуло солнце,   и  нехотя стаяли круглые  ледышки. 

Выпал градВыпал градМы решили не торопиться,  поставим палатку в сухом месте. Да где его найдешь?  В пяти метрах от реки  ровный ярко-зеленый газончик, боюсь, что это  болото. За ним -  крутой каменистый склон,  поросший кустарником, на возвышении  общий лагерь:  без нас восемьдесят  человек, почти мегаполис! Нет уж господа хорошие, мы -  ученые. Не для того мы из города ехали. Саша Черный тоже не торопится:

 -  Посмотрю, куда вы, туда и я. 10 дней здесь жить.

Ставим палатки  у реки, метрах в двадцати друг от друга, по-соседски.   Саша со Светиком обосновались под высокой елкой. Рядом удобный спуск к Буйбе. На бугре жимолость двух  сортов поспевает, а рядом у тропки в мягких мхах кустики черники. Светик к ягоде имеет прикладной интерес, ей компоты варить.  У Светика звонкий смех. Седьмой ребенок и  единственная сестрица  у шести братьев, скора на руку: и грибов больше всех принесет и ягод нарвет матушка – забота.  С детства привычка думать о большой семье. Ей народ кормить.  С поваром надо дружбу водить, повара надо любить,  потому как в  ее ведении и тушенка,  и сгущенка,  и всякая другая вкуснотища. 

 Буйбу мы использовали как холодильник: пиво всегда нужной температуры.  Однако  мясо для плова сохранить не сумели,  кто-то разнюхал и  утащил полбарашка   со дна реки. Вниз по течению - турбаза саяногорцев,  мы как-то наведались туда   камеру зарядить.  Воришкой оказался  старый серый  кобель  полукровка: помесь лайки и дворняги, но с  хорошими манерами.  Видимо он  искал  кулинарного разнообразия, и хозяин по обычаю отпускал его на вольные хлеба. Теперь раз в день с английской пунктуальностью пес появлялся в лагере во время вечернего чая. Заслышав перестук ложек, садился поближе  к огоньку и терпеливо ждал, когда предложат:

 - Овсянка, сэр!  

На пленэр с удовольствием!На пленэр с удовольствием!Горная река, для моржей самый раз, но для  девичьих  ножек… вброд? Ы-ых! Выше  колена вода доходит,  холоднющая  до ломоты, до зубовного скрежета.  Правда, особо прыгучие, ног  не мочили - по камушкам,  как кузнечики.   Подражать им не решались ни трусливые, ни ленивые, ни здравомыслящие. Соскользнешь,  вмиг очутишься в воде.  Стиснув зубы, острогрудым челном, входишь в ледяной  поток.  Десять минут  закаливающих процедур, и ты заново рожденный:  готов нестись по горной тропе молодым сайгаком. Каждый поход начинался с переправы, иначе не попадешь ни на перевал Художников,  ни на Радужное озеро.

Это поначалу река кажется холодной, а как темечко припечет, и в Буйбу нырнешь. И сейчас хочется! Для купания оборудовали ванну, со дна  выловили лишние камни. В полдень на реке слышны  странные голоса: мужское уханье и женский визг. 

 

Ночь на Буйбе.

 Ближе к ночи собираем хворост.  Будем печь картошку. К нашему огоньку подтянулся Алекс, абаканский художник, наш большой друг.   С реки хорошо видно его палатку у обрыва.  Каждое утро он  выносит этюдник, берет кисти  и погружается в состояние глубокой медитации. Весь лагерный балаган ему нипочём. С последними лучами солнца его посещает «прозаическая» муза,   и он садится за рассказы. Сегодня у нас  в программе  литературные чтения. Будем услаждать слух красивой русской речью. 

Местный жительМестный жительЕлочной гирляндой  по всему склону загораются огоньки. Отовсюду доносится нестройное пение - народ объединяется  по территориальному признаку, по городам: Омск, Новосибирск, Красноярск, но меломаны-лирики собираются  у большого костра.  Репертуар знакомый, что на слух без труда  ложится: из Митяева, Окуджавы  и Высоцкого. Новых песен молодежь не поет, ввиду их отсутствия.  Саша Черный бродит с гитарой, их с Сережей Шакуро по очереди ангажируют, иногда певцы соглашаются за умеренную плату. Если  поднести блин горячий, да водочки, хорошо идет «Нелегкая с кривою», с хрипотцой!

Звездопад в конце июля -  засмотришься! Достали бинокль - эффект не тот, небо кажется размытым, белесым от астрального скопления. Подставляем  огню бока - тянет с реки. Вперили очи  в бездонную  чернильную густоту, звезды считаем,  пока  промозглый речной туман не прогонит в палатку… 

Хорошо спится в пуховом  спальнике, под говорок Буйбы.  Уступлю-ка я   место моему сотоварищу по перу...   

  

Страхи младшего возраста          

Яна:  Утром не проснулась. Обеденное марево вытолкнуло из спальника и потащило спросонья к свежей Буйбе. Запах то ли завтрака, то ли обеда уже встревожил голодные носы. Хозяйка костра Света стучала в кухонный бубен (как в первый день шаман), оголодавшие подтягивались, радостно тянули пустые миски. Их улыбки делались с каждой ложкой все шире. Наш «художественный лагерь» был полупустой или полуполный, непонятно. Только вереница едоков не кончалась. Художники- жаворонки давно заняли свои позиции, разбрелись по живописным уголкам,  внимали музе, писали, отмахиваясь кисточками от туч насекомых. Иные из них верхолазили по горам прямо с утра. И мы собрались, превозмогая сытую лень, двинулись к Радужному озеру.

Наша команда состояла из восьми человек: Алекс, Саша Черный и Света, подруги: Ирина с Лилей, Сергей,  мама и я.

Озеро РадужноеОзеро РадужноеРазмеренный шаг постепенно менял ландшафт. Ноги то сбивали пыльные облака, то месили болотную жижу, то натыкались на камни, а макушки всем одинаково жарило солнце. В долине тепло и влажно, выше – включался ветер. Бодрящие ручьи спасали. На пути мы встречаем  знакомых и незнакомых людей, обмениваемся  приветами (отличная туристическая традиция!). 

В кронах, над головами  свистят  кедровки. А в каменных осыпях подпевают   пищухи-сеноставки, похожие на хомяков.  Кто бы мог подумать, что это зайцы с короткими ушами?

По тропе - кусты жимолости.  В одном месте насчитали сортов пять: одни похожи на  маленькие груши,  другие - круглые,  третьи вытянуты как  «дамские пальчики», и на вкус все разные. Ягода и молодая хвоя хорошо утоляют жажду.

Привал.  Затихли, чтобы не спугнуть  на сухой  валежине  бурундука.  Он  цепко держит в лапках и сосредоточенно  шелушит прошлогоднюю шишку. Молодой щеголь в  полосатой шубке, хвост взметнулся султаном,  чистенький, ухоженный – как будто из салона красоты.

 Наконец, Радужное озеро! Выше только горы. Поляна перед озером в разноцветных палатках. На берег высыпали    детишки с  загорелыми  мордашками,   загляделись на «неутомимого Алекса», набрасывавшего новый этюд. Посмотрели, и  с визгом окунулись   в воду, соблазнились и мы. Вода  на Радужном не такая ледяная как на Буйбе. 

Аппетит нагуляли. Перекус. Одну банку тушенки и булку хлеба поделили на всех восьмерых, закусили лучком. Расслабились, задумались: «А лезть ли вверх?»  Висячий камень, Изюминка, Спящий Саян -  все так близко, рукой подать! Дальше шли не все, мама с Лилей остались на Радужном. Я тоже сомневалась в своих силах (ноги-то уже гудели). Соблазн велик, решилась идти. Путь наверх через лес. Крутой и скользкий подъем осилили быстро, еще можно было дать назад и одним из нас стало меньше (Ирина вернулась). Осталось пятеро: трое мужчин, Света и я. Стоит сказать, что мы шли налегке, никаких рюкзаков, только вода за поясом в пластиковой бутылке. Вышли из леса, замечательный вид! Узкая тропинка петляет между огромных валунов, фактурных, в лишайниках. Теперь не мучает мошкара, а испарину сушит прохладный ветер. Шаг прибавили, я пыталась не отставать, не очень- то хотелось подводить команду.


Висячий каменьВисячий каменьИ вот он Висячий камень - гигантская глыба! Увидела и села на землю. Радость переполняет, но зайти  под него страшно  - вдруг придавит!  Дружно позируем перед объективами камер,  изображаем атлантов. Как гласит легенда,  эти заповедные края  от непрошеных гостей  охраняет Спящий Саян. Те  все шалят,   норовят свалить Камень с горы. Если многотонный монолит упадет в Радужное озеро, Саян пробудится от вечного сна…  

Семафорим  сверху. Кричим. Эхом ответ.  

О.К: А тем временем на Радужном мы с Лилей пошли искать дикий пляж. Захватив рюкзаки наших скалолазов, двинулись по берегу. Узловатые корни кедрача переплелись как ловушки, не знаешь куда ступить.  Не рассчитал - угодил в болото. Вот уж попыхтели,  обогнули озеро на треть. Кажется,  нашли что искали. Местечко что надо!   Хочется  обратиться в наяду, и в воду с разбега, и не вылезать до первой звезды. Да вот беда,  брода не знаешь.

Из  озера, в нескольких  метрах от берега,  выглядывает  плоский  светло-серый камень.  Если доплыть, можно на нем загорать втроем, вытянувшись во весь рост. Что мы и сделали.  Курумный камень хоть и наклонный, но  шершавый на ощупь - не соскользнешь.

С нашего временного лежбища, исследуем дно. По одну сторону вода теплей и темней,  дно илистое, ноги вязнут, по другую, - холодней, зато виден каждый камушек. Мелкой  разноцветной  галькой устлано дно, встречаются  чистые, крупные отполированные валуны. Ногам приятно!

Здесь впадает в  озеро хрустальная речка.   Она течет с  горы, возможно, из-под  ледника.   То ли  разница температур тому виной, то ли солнечный свет преломляется в воде, цветом играет, озеро-то  действительно радужное!  Утоляю тоску по чистой воде,  как в детстве, до гусиной кожи…

Гора ИзюминкаГора ИзюминкаС камня разглядываю в бинокль горный хребет. Какая пластика! Спящий Саян - чудо  сотворенное  природой на зависть современным скульпторам и их потомкам. Нет ни одного художника среди нас, который бы не запечатлел Саяна. Но это все жалкие попытки, повторы, клоны. Спящий Саян - Один!

 Взгляд скользит  дальше к изящной Изюминке, что покоится круглым камушком на исполинском пьедестале. Обрыв. Теперь по склону  вверх.  Не может быть! В  красной майке – Алекс, а рядом Янка и Сергей. Они добрались до Висячего Камня. Что- то кричат нам, машут. Интересно, они-то  нас видят? Какие крохотные!  Неизвестно откуда, ознобом по спине, липкий страх.  Это еще только треть пути. Как там у них наверху?

Яна: Дальше идем легко и свободно; проснулась птичья  радость, радость полета. Узкая  тридцатиметровая площадка как  взлетная полоса  четко разделена небольшой трещиной.  Так и есть - горный космодром! Поднимаемся к Изюминке.  Наверху все такое маленькое: елочки, цветочки …мы. Никто не вопит о своем величии. Оглядываюсь: справа - Большое Буйбинское, слева – Радужное озеро, и нами проделанный путь. Впереди - неизвестность.

Мы со Светой сидим на теплом камушке, ножки свесили, секретничаем, хихикаем. Мужчины ушли на разведку,  вернулись с весьма серьезными лицами, сели, закурили. Расклад ясен: спускаемся, дорога впереди опасная - не прогулка, но обратно не идем. Признаться, я струсила, в таких горах первый раз.

Начался трудный траверс. Обнимаю нависающие камни крепче, чем  можно обнимать любимого человека, хватаюсь за все, что есть под руками, за колючие кусты и острые камни.   Ногами осторожно нащупываю прочные уступы; идем горизонтально, чуть вверх. Препятствие. Конечно, дядьки его пройдут с легкостью, а мы?

Не только я, но и Света испугалась. Ширина уступа – длина ступни. Лицом к стене. Приросла к скале. Целую камни, прижимаясь  щекой. О существовании ног напоминает терновый можжевельник.

- Только не смотри вниз!  Холод в животе, стесненное дыхание, мокрые руки. 

- Только бы не пропасть!

Мы наверхуМы наверхуОпасных переходов было несколько, но  первый! Предельная концентрация. Контроль над каждым движением.

Обогнув Изюминку, спускаемся к Радужному озеру с другой стороны. Крутой южный склон порос карликовыми деревьями, сочно зеленым мхом; местами попадается  сыпучая галька; камни под ногами играют.  Шаг вперед – победа. Неуемное желание вернуться, странное беспокойство. В голове роятся мысли, так же как неизвестно откуда появившаяся мошкара. Стоп. Следить за ногами.

Правильный спуск – три опоры. От страха их оказывается  больше, чем надо. Небольшие передышки уже не приносят сил. По инерции несет вниз. Взгляд назад – неужели мы там были, наверху. Навернулись слезы, как в аффекте, трясутся колени. Пить!

 

Озерки внизу притянули  чистой водой. Припали, утолили. Сил нет остановиться. По болотцу, шаткому куруму, сквозь можжевельника заросли, не щадя ног…Спящий Саян не остановил тоже.

Встреча. Долгожданная. Еще потряхивает от увиденного. Самые честные объятья. Благодарность доверия.

P.S 

У Алекса, от души отлегло. Все живы - здоровы, никто не спасовал. У скалолазки моей уши и щеки рдеют  как маков цвет -обгорели,  коленки ободраны. У Сергея майка – хоть выжимай, поцарапан бок видеокамеры. Адреналина хлебнул! У Светика туфли на босу ногу, задники стоптаны, мозоли… как человек шел, непонятно.  А глаза горят. У Саши Черного прибавилось серебра в бороде,  или показалось?

Отважная пятерка.  Теперь их связывает нечто большее. Каждый из команды еще не раз мысленно пройдет  траверс. А сейчас мы возвращаемся в лагерь, дорога под горку,  легче будет.  Надо успеть до заката…

 

Ольга и Яна Козловы

Фото участников пленэра

Фильм «Сказ о Спящем Саяне» 8 мин скачать фильм

 Фильм снят во время художественного пленэра в Саянах. Авторы Ольга Козлова и Сергей Шакуро переложили  древнюю легенду о Спящем Саяне на новый лад... в стихах.  В фильме использована оригинальная музыка художника  Александра Краснова.