Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Посетите нашу выставку 

г. Новокузнецк

ЦГБ им. Н.В. Гоголя

ул. Спартака,11

тел. +7 (3843) 74-46-91               

2 ноября- 20 декабря 2017 года

Утомленные Томью. 2010 ЮнгаЮнга

(десятидневный сплав по Томи… в поисках воды)

Состав команды: Руслан Коротков, он же «Юнга», он же «Внучок», Людмила Стародубцева , она же Люся «Черная рука», Ольга Козлова «Мичман», Сергей Шакуро «Боцман».  

- Хорошо бы отправить внука из Новокузнецка в Береговой не автобусом, а сплавить по реке, - предлагает Боцман: - Пускай ребенок закалится перед школой.
На призыв увидеть новые земли откликнулась моя подруга Люся. Новоиспеченному матросу дали поручение изготовить такелаж, пришить к шелковым шторам крепкую тесьму.

 

Лиха беда – начало!

Люся "Чёрная рука"Люся "Чёрная рука"5 августа 2010 года в 9 часов утра мы с Люсей надуваем лодку у Ильинского моста. Боцман выстругал Внучку из черемуховой ветки рукоять, насадил лопасть и тот важно вышагивает по берегу с веслом наперевес в ярко-оранжевом спасе.
Набрали чистой воды на лодочной станции в пластиковые бутылки…

Судно спустили на воду, готовясь к отплытию, как вдруг за кормой зашипела вода, слава богу, не новая дыра - крохотные пузырьки выходили из прошлогоднего прокола. Вынужденный фальстарт немного охладил пыл и нетерпение новеньких. Люсе была объявлена благодарность за вовремя замеченную пробоину судна.

Надо сказать, Люся к сплаву готовилась основательно: на рубашке сделала надпись «Я в отпуске!», у черных кожаных перчаток отрезала пальцы, превратив их в митенки. Они защищали ладони от мозолей, но стоило им намокнуть, как безбожно пачкали руки, за что Люся получила прозвище «Черная рука». В бездонных карманах ее милитаристских брюк находился малый стратегический запас: герметично упакованный коробок спичек, телефон, веревочки, леденцы для свежего дыхания, влажные салфетки, туалетная бумага (которую можно было взять взаймы) и блокнот. Еще она заведовала «Атласом Кемеровской области», переводя сантиметры на карте в мили, оповещая команду о населенных пунктах. Таким образом, Лоцман вела учет дням и пройденным километрам. – Мы только на 53-странице, а нам плыть еще неделю! – выговаривала нерадивым «Черная рука».

Мичман и БоцманМичман и БоцманРуслан и Людмила сидят по бортам, мы с Боцманом - на корме. Чтобы попасть за Ильинским мостом в основное русло, необходимо в хорошем темпе обойти остров слева, но мы не справились. «Морской ястреб» лег в дрейф, позволяя себя увлечь в тихую заводь. Вдоль цепи островов мы идем со скоростью улитки, с грехом пополам выполняя команды. Внучок устроился, поджав ноги, гребет с хорошим замахом, по-мужски. Боцман пригрозил, если что не так – будет «учить веслом», несмотря на нежный возраст и родственную связь. Люся не совсем освоила технику, умудряясь табанить, воистину - «Черная рука».  Нашу лодку то и дело заносит в сторону, Боцман, подтрунивая, выравнивает курс:

- Будете так грести, в школу опоздаем!

Люся не отчаивается, она готова учиться. Сергей еще раз показывает положение корпуса и рук: - Параллельно борту греби, не под лодку. Прозвучала команда «На ход!», мы дружно налегли на весла. Лодка, сменив курс, обогнула остров и вырвалась из застойного плена и мы попали в протоку. Под днищем зашелестела галька, того и гляди сядем на мель.

Наконец подхватило течение и вынесло на речной простор. Сзади послышался шум мотора, приближался «Хивус» катер на воздушной подушке.

- Смотри номер, может быть Васильченко! - волнуется Боцман. - Фу, ты! Телефон далеко. Набирай сама!

Дозвонилась. Катер разворачивается. На палубу выходит Алексей Васильченко, директор заповедника «Кузнецкий Алатау» улыбается в усы, рассматривая команду:

- Привет, моряки! Давай, Серега, на буксир, у Терсей будем через пару часов!
- Не, мы свои ходом! Я вот внука взял в «Школу выживания».

 - Видели, какая вода в Томи? Вся таблица Менделеева! А тут у моста ребятишки купаются. Набрать бы в бутылку да отвезти в лабораторию...
- Ну, давай, до встречи! – хлопнули по рукам капитаны: Увидимся на суше!

Проблема с водой встала остро в первый же день. В районе Красулино черен берег, он покрыт угольным жирным налетом, страшное зрелище. Здесь сливают отработанную воду разрезы и город.  

 

На всех парусах

Мачта готоваМачта готоваУтро начинается с постройки мачты. Конструкторский гений Боцман готов воплотить нашу светлую мечту о парусах. Шест с перекладиной укрепляем посередине широкой плахи, она ляжет на дно и надутые борта не дадут ей выскользнуть. В уключины вставляем шест поменьше, готова «мачтовая банка», это сидение для Руслана и Людмилы. Привязываем шелковый парус, пропускаем веревки в кольца на рее (шурупы с кольцами Сергей приготовил  заранее, еще дома, когда делал чертеж). Проект прост и надежен, не терпится опробовать эту конструкцию на воде.

Сегодня большая редкость увидеть лодку под парусом. За десять дней мы не встретили ни одной - все с мотором, а вот радости рыбакам и морякам доставили немало. Приветливые зеленогорцы с берега кричали:

- Ребята вы откуда?

- Из Новокузнецка.

Попутного ветра…

Когда дул попутный ветер, наполняя парус, мы переполнялись гордостью, задирали носы, а Внучок мигом бросал весло. На нас с уважением смотрели речники, салютовали, катера сбавляли скорость, случалось, однако, что подвыпившие лихачи «гнали девятый вал», стараясь как можно ближе к нам подойти, и оборачиваясь, смотрели, как мы справимся с высокой волной.

У Боцмана весло с широкой лопастью, рукоять тяжелая, заточена под крепкую мужскую руку. Чтобы держать руль, нужна сила и сноровка, это нисколько ни легче гребли. Моя основная задача не завалить мачту при сильном ветре, осознанно управлять парусом, знать, откуда ветер дует. В общей сложности только треть пути была пройдена под парусом. Счастливое время!

Ураган поднялся вечером, когда подходили к «Белому этапу». Поняли, что нет смысла упираться, лучше завтра встать пораньше, и надеяться на попутный или хотя бы штиль... Палатку поставили с подветренной стороны, чтобы не глотать пыль, но на зубах все равно скрипело. Воду пришлось отстаивать в ведре, чтобы утром умыться. Спали на высоком берегу среди берез, поляна ровная, но какая-то безжизненная, вытоптана до земли. Лодку тоже занесли наверх, и чтобы ветром не сдуло, привязали чалкой к березе.

 

Водный конфликт

Жду ветра...Жду ветра...«Черная рука» знает свое дело: - Видите, уже Осиновое плесо! - сверяется  по карте.

- Сегодня увидим Верхнюю и Среднюю, а завтра надо постараться пройти Нижнюю Терсь, - говорит Сергей.

Большей частью притоки Томи протекают по территории заповедника «Кузнецкий Алатау», рыбаки знают рыбные места, оккупировали устья рек. Лодки снуют взад-вперед, обдавая наш парусник едким выхлопом. Дымный след висит над Томью, не желая смешиваться с чистым воздухом, лодочные моторы оставляют на воде радужную пленку, отчего настроение не становится радужней.

Проблема питьевой воды не решилась: Терси значительно прибавили воды в Томи, она высветлилась, однако пить ее нельзя. Пластиковые бутылки наполняются в каждом чистом ручье, но воды все равно не хватает. А хочется искупаться, а хочется вымыть голову чистой водой, теплой водой.

- Давай причалим,- говорю Боцману. - Смотри, сколько плавника и пляжик хороший. Помоемся и пообедаем.

Руслан рад возможности пообщаться с дедом не по корабельному уставу, а по-родственному. Можно вместе понырять. Палочки для костра возили с собой (много места в лодке не занимают). Без промедления развели огонь, водрузили над ним котелок с чистой водой. Нашли с Люсей уголок на пляже, где можно помыться без посторонних глаз. Люся бегает, проверяет, не нагрелась ли вода. Боцман - он на то и Боцман чтобы все держать под контролем - засек, кричит с другого конца пляжа:

 - Куда воду несем?

- Мыться.

- Вернуть на место! Вода – только на чай!

- Нам  немного надо…

Друзья рыбакиДрузья рыбакиСердитый Боцман, схватил котелок, и запнулся. Горячая вода ушла в песок, хорошо, что сам не ошпарился. Ну а мы намылились, искупались - не привыкать, мы же в «Школе выживания»! И впредь нам наука: на реку надейся, а сам не плошай – бери тару под воду побольше.

В тот день познакомились с рыбаками. Они шли на катамаране, - как то особенно вольготно, чуть подправляя веслами. Между делом удили рыбу, ели арбуз, согревались напитком. Все трое такие справные, все как один в резиновых калошах на босу ногу.

Вячеслав, капитан рыболовецкого катамарана, много рек прошел, а родную Томь знает досконально, не по карте. Позитивный, общительный - классический тип наставника. Такой придет на помощь сразу, ненавязчиво подскажет и толково объяснит. Руслан сразу к нему прилип, и дядя Слава преподал Внучку урок рыболовства, без опасения вверив свой спиннинг.

 

Волшебный шатер

Вячеслав на камбузеВячеслав на камбузеНа воду встали после обеда. Подняли парус, ходко идем, добавляя скорости веслами. Вот солнышко спряталось, и краски вокруг померкли (дождевики под рукой). Замечаем знакомый шатер, разбитый на галечнике. Уж не снится ли мне, не мерещится остров – близнец того, что мы недавно покинули?

- Дождь здесь переждем. Выгружайся.

Стали накрывать нашу посудину полиэтиленом, чтобы вещи не замокли. Ветер донес к реке сытный дух. У походной кухни хлопочет Вячеслав, что-то печет.

- Ба, да у вас оладьи?!

Воистину, сметливый народ – рыбаки. Взбалтывают тесто прямо в пластиковой бутылке, и выдавливают порциями на раскаленную сковороду. Страсть как захотелось горяченьких, еле дождались пока допекут. 


Глянули на небо - черно! Только успели юркнуть в шатер, как хлестнул дождь, да такой силы! Бушует непогода: порывы ветра задирают полог, норовят унести шатер. Но тем шатер и хорош, что круглый, не за что ветру зацепиться.

- Может рыбы, кому, или гречневой каши?

Откуда ни возьмись, явилась каша в чугунке - еще не остыла, опять же, оладушки. Рыбаки угощают, а Руслан любит гречку с мясом, еще ни разу не отказался. Народ согрелся и повеселел, посыпались рыбацкие анекдоты. Дождь совсем утих. Боцман высунул голову наружу:

- Ветер, кажется, попутный. Нам пора.

Поблагодарив друзей за стол и кров, стали собираться, на уговоры остаться с ними не поддались. Как ты наша лодочка?  Хоть накрывали лодку, но вода дырочку найдет. На пленке после дождя образовалось озерцо.

 

Гроза 

Рассвет Рассвет Тихо… как то подозрительно тихо вокруг... Природа замерла, лист не шелохнется. И мы затихли, слышно, как с весла упали тяжелые капли. Бесшумно скользим, боясь спугнуть тишину. Лягушачья протока долгая–долгая. Вода в ней чистая-чистая, камушки видны на дне. На низком бережке застыла цапля, так и стоит на одной ноге, и мы оцепенели - попали царство безмолвия. И небо здесь низкое, ватное.

Так и проплыли мимо, очарованные. Теперь надо искать «приятный глазу пейзаж» на другом - высоком берегу. Причаливаем к крохотному пятачку, не решаясь вылезти из лодки. Утес оказался крутым, а берег «жидким». Сергей в болотных сапогах увяз по колено в размокшей глине. С большим трудом забрался по скользкому склону наверх.

 - Тут трава метра два. Негде палатку поставить.

Пейзаж только глазу приятный, не более. «Очарование» прошло вместе с порывом ветра, вернул к реальности. К нам идет гроза, а здесь укрыться негде, и времени на раздумье нет.

- Надеть дождевики. Поднять паруса!

Летим со скоростью ветра, назад к пологому берегу. Боцман с Лоцманом гребут что есть мочи. Вода и небо стали одного цвета. Вдалеке полыхнул белый огонь, и чуть запаздывая, прокатилась окрест громовая колесница. Идем правым галсом, против течения. Парус взбух пузырем, рвет веревки из рук, мачта скрипит. Вот и настигла нас свинцовая туча. Грянул залп ледяной картечи, словно кто-то на небесах тряхнул решето: по темечку, по рукам бьют крупные градины, спина совсем заледенела.

- Терпеть!

Ледышки дырявят воду, и на месте пробоин появляются пузыри. Вода в реке кипит как в адском котле. Минута кажется вечностью, а берег еще далеко.

- Руська, ты жив?

- Угу, - послышалось из-под пленки. Не испугался парнишка, шишку грызет.  

РыболовРыболовГрад прекратился, налегли на весла дружно, принесло лодку к песчаному пляжу. Это, пожалуй, единственное место, где можно разбить лагерь. Первым делом натянули тент под ивами, во влажном песке вырыли водосток. А дождь ярится, барабанит по пленке, стекает с нее ручейками, а мы в такт дождю стучим зубами. Пытаемся вдвоем одеть дрожащего матросика, он никак не может попасть ногой в штанину.

Сергей развел под дождем костер, будет горячий чай с сухим пайком и три капли коньяка.
Стащив с себя мокрую одежду, искупались голышом в реке. Оделись во все сухое. Какие мы молодцы! Первое дело на сплаве – сухое белье! Руслан просит сказку на ночь. Расскажем сухую сказку. «Теплых снов…» - шепчет спальник.

Только забрезжил рассвет, я встала. Хоть и мрачноваты краски, но, в общем, панорама Томи должна получиться. У нас что ни день - новые приключения, о съемке никто и не вспоминал. Люди на воде отдыхают, а мы учимся – «Школа выживания» у нас. А с корабля не сбежишь.

Руслан стал заядлым рыбаком, не успел умыться – уже за удочку. Окреп, за сплав ни разу ни чихнул. После вчерашнего светопреставления все веревки завешаны мокрым бельем. Надо готовить завтрак и на весла, а что не высохло, придется сушить на борту.

 

Сны Черного этапа 

Блины по-походномуБлины по-походномуПятый день. Планируем попасть в Ячменюху к обеду. Еще недавно сюда ходила «Заря», был клуб и своя пекарня, а сейчас деревня вымерла, народ поразъехался. На центральной улице красуются ржавые трактора, крестьянские дворы поросли бурьяном, а за околицей среди берез белеет обелиск героям-землякам, будто памятник всей Ячменюхе.

Я остаюсь караулить лодку, а команда отправляется за водой и едой в деревню. Здешний магазин торгует тем, что пользуется спросом у рыбаков и сплавщиков. Возвращаются довольные с батонами под мышкой, купили сладости и фрукты. Следующая на маршруте деревня Салтымаково будет нескоро. Чтобы не тратить время, обедали прямо на воде.

Идем по реке в догонялки, то катамаран нас обгонит, то мы его. Слава, Коля и Павел, похоже, мы с ними теперь не расстанемся. Боцман доволен, что у него теперь есть компаньоны.

Делаем привал на галечном острове, поросшем тальником. Говорят, что на другом берегу Томи в заброшенном поселении «Черный этап» есть источник. Места здесь ягодные, грибные, зловещие места…
На закате у Черного этапа разыгралась рыба в глубоких омутах: подпрыгнет и грузно так, со всего маху бухнется в воду будто морж.

Дары лесаДары лесаРека с перекатов принесла бурую пену и прибила к острову. Купаться среди этих лоскутов не будешь, к тому же мелко; голый без растительности берег неуютен, здесь гуляет ветер, выдувает комаров, это плюс, однако отсутствие сухих дров – настоящая катастрофа! Судя по всему, уютного костерка сегодня не будет, мужики еле дотащили валежник.
Баррикаду из бревен возвели рядом с нашей палаткой, украсив сбоку подгоревшим растопыренным пнем. Похоже, этот исполин в огне не горит и воде не тонет; несокрушимо стоял он у берега, служа лодкам причалом, пока наши молодцы  не решили его участь.
Пытаются развести огонь, щедро подкладывая бересту (у нас всегда в запасе). Гаснет... В костер плеснули горючего.

- Не горит… - выругались по очереди.

Принесли насос с аккумулятором, поддувают, все равно не горит, словно заговоренный. Вскоре на бестолковый костер махнули рукой… Мокрый тополь и тальник - дрянное топливо.

Руслан с Сергеем присоединились к рыбацкому братству, а мы с Люсей, так и не дождавшись обещанной ухи, нырнули в спальники, успели задремать, как вдруг вспыхнуло-запылало шальное пламя, затрещали стволы. На огонь, словно мотыльки слетелись полуночники, раздался хохот - в ход пошли мужские анекдоты. Наша палатка стала театром теней. В мой зыбкий голодный сон вторгались посторонние звуки: слышался плеск воды, громкий треск переходил в зловещий шепот. Утром, выбравшись из палатки, я не узнала наш берег, он был густо заселен, в палатках спали, и только молодая женщина ходила у кромки воды, укачивая младенца в такт покачивающимся на мелководье лодкам. Сюр какой-то...


Сборы прошли в суматохе и бестолковщине, под стать ночному костру, завтрак без чая и каши, зато с прощанием на посошок… дали Боцману слабину.

- Давайте жить автономно, не таким колхозом, меньше будет недоразумений, - на том и отчалили.

Поставили парус, и ветерок развеял тяжелые сны. Катамарану с рыбаками помахали рукой. Легко идется, радостно на душе, мимо шустро снуют лодочки. Решили причалить к скалистому берегу, вода здесь проточная, и на редкость чистая. Два больших плоских камня уступами уходят в воду, нарочно приглашают искупаться. Уже полдень, вода нагрелась. Нырнула с головой, Томь смыла остатки обиды.

 

День рождения Руслана 

ТортТортГлавное условие для лагеря – чистая вода и дрова. Боцман не любит оборудованных стоянок, но этой сделал исключение - больно хороша. Есть ручей, удобная гавань, на песке можно оставить лодку без риска порвать днище, наверху с умом и любовью оборудована площадка, есть кострище, на пригорке стоят две прогонистые сушины. Мужички сразу же достали пилу и топор, теперь есть чем заняться на досуге.

Видать, это место популярное среди отдыхающих. Кто на лодке, кто на катере подплывает, каждый деликатно справляется: можно ли в «нашем» ручье набрать воды?

- Не жалко, берите! Чистая…

На дне ручья нашли куски угля, а это естественный природный фильтр.
С утра пораньше стали стряпать торт. Люся, охочая до сладостей, все же сохранила банку вареной сгущенки. Простой походный рецепт из крошек печенья мы облагородили курагой и черносливом. Сделали крутой замес, а сверху выложили изюмом «7 лет».

Праздник, так праздник! Достали свистульки и хлопушки, жаль только фейерверк отсырел, так и не выстрелил. Когда заспанный Внучок вышел из палатки, то сразу оживился и просветлел - кругом висели воздушные шары. Боцман построил всю команду и объявил:

- За безупречную службу и в честь празднования седьмой годовщины со Дня рождения присвоить юнге - Короткову Руслану очередное звание «Матрос».

Полосатая команда крикнула троекратное «Ура!». Виновник торжества задул свечи, и пригласил нас к накрытому столу. Торт, блины, жареная рыба и смородиновый чай!

Оставляем стоянку прибранной, чтобы никто нас не поминал бранным словом. 

День только начался, запланирована развлекательная программа и праздничный ужин, а меня не покидает дезертирская мысль - бросить весло, но ветра практически нет, надо работать. Э-эх! Рабы на галере!

 

Змеиный ручей

(Ночь возле урочища Ярыгино)

 

Праздник продолжается...Праздник продолжается...Держимся правого берега, как всегда ищем питьевую воду. Вот тут, где заросли погуще, должен быть ручей. Зажурчало, значит, не обманулись в расчетах. Тропа по высокой траве привела на пригорок. Долго спорим, куда поставить палатку. На поляне среди хмурого леса срубленный кем-то борщевик стал отрастать, кругом бугры и вмятины, шаг в сторону шагнешь - тьма дремучая. Поганое место какое-то, не нравится мне!

- Давайте поближе к воде,- робко просим с Люсей.

- Разговорчики! Сейчас порублю траву и порядок! Будете спать как младенцы!


Матросик Боцману помогает, носит на поляну вещи. Мы растянули палатку, осталось закрепить колышками.

- Змея под палаткой! – в ужасе отшатнулась «Черная рука», опрокинув наш дом вверх дном. Палатка закачался на упругих дугах как неваляшка. Слава богу, Люся в толстокожих ботинках, а такие не прокусишь! Боцман, тем же веслом что рубил траву, со всего маху обезглавил гадюку. Переборов отвращение, подцепил змеиное кольцо и вместе с отрубленной головой бросил на съедение рыбам.

Спускаем вещи назад к реке, стараясь друг другу услужить, помочь. Все возбуждены.
- Шумная у нас компания - все змеи разбежались! – храбримся, а сами озираемся по сторонам.
На западе зардело - солнце садилось прямо в реку, на миг показалось, что река вздрогнула, по ней пробежала рябь, и засеменил дождик, такой меленький, неслышный, что не оставлял кругов на воде.

Наконец обустроились, закончилась толкотня, на лагерь опустились сумерки, от остывающей реки на берег пополз туман. Мы зажгли бенгальские огни - День рождения продолжается! На столе деликатесы, заморские апельсины, но есть, что-то совсем не хочется. Надо выспаться и набраться сил. Среди ночи Боцману стало плохо, выскочил пулей из палатки. Стошнило. Ну и денек…

Заложники ветра 

 Скоро будем дома...Скоро будем дома...Боцман поднял палец к небесам, обнадеживающе кивнул:

- Будет ветер!

Эх, красота! Сегодня фартит, забросили весла, идем под парусом, берега как в кино мелькают. В Салтымаково делаем остановку, чтобы пополнить запасы продовольствия.
Деревня на взгорке, прибрежье заболочено, кое-где из воды торчит ржавое железо, не сразу находим, где можно причалить. Сколько хлама! Так и лодку недолго порвать. Что ж вы люди с рекой-то сделали?

- В Непале сплавлялся, в Америке сплавлялся, в Африке приходилось. Грязнее чем Томь, реки не встречал…!!!- грязно выругался Боцман.

На камушках среди вороха вещей сидит хиппи в выцветшей бандане. Расслабленный такой, человек без возраста, на лице – обильная поросль, взгляд – мутноватый (а мы все Боцмана за внешний вид ругаем). Вызвался нас с Люсей проводить.

- Тут намедни столб упал с проводами. Двух коров током убило... А мы уж неделю ждем, пока нас заберут. Сплавлялись…. Вы тоже из Новокузнецка? – радостно удивлен.


Дошли. Баба Люда печет в сенях пироги с разной начинкой. Большие такие, лапти! Один съешь и сыт будешь. Вышла в огородик, капнула кустик молодой картошки, пощипала укроп, огурчики  сорвала с грядки.  На обратном пути задержались у другого прилавка - купили огурцов малосольных, молока. Идем по деревенской улице, вразвалочку, как настоящие моряки, штормит с непривычки, а злой Боцман на берегу поджидает:

- Долго ходите… Ветер, плыть надо.

- Давайте уже , покушаем уже, пироги вот - горячие.

- Давайте, залезайте! Отплывем от грязного берега, тогда поедите! – сдвинул брови.
Быстро погрузились, оттолкнулись. Пироги лежат рядом, на скамье, Боцман разлил молоко по кружкам. Идем под парусом. Молча. Напряженно. У меня как у «собаки Павлова» слюна течет. От качки на пироги льется молоко, у Люси слеза от обиды.
«Ну, это уж слишком. Пять минут ничего не решают… Сатрап! Глаза бы не видели эти пироги…».

К маме хочу...К маме хочу...Вот так можно стать заложником ветра, хотя рабам на галере разве легче? В тот день мы прошли под парусом 42 километра, вдвое больше нормы. За невыполнение команды и брошенное весло с криком: «Хочу к маме!» Руслана Короткова разжаловали в Юнги.

Накопилась усталость. Забираясь на четвереньках в палатку, мечтаешь очутиться в своей родной постели, а не в палатке с комарами. Но ты же, согласился стать частью природы, а в природе обязательно кто-нибудь кого-нибудь ест! А на такие мелочи как укусы, царапины, огрубевшая кожа, или облупленный нос, обращать внимание не стоит.

Привал - это твердая земля. На галечнике мы уже ночевали, а это место - странное, словно кто насыпал каменный курган посреди реки. Осваиваем технику спуска к воде: шагнешь, а за тобой оползень тянется, того и гляди съедешь в реку. Здесь возле острова обратное течение, вода кружит и течет вспять. Мужички настраивают удочки, а мы с Люсей спустились к реке с другой стороны мыса. Здесь был пикник, судя по пластиковым и стеклянным бутылкам. Надо бы стоянку прибрать, среди такого мусора и отдых не в радость.

 

Живая вода

 - Пройдем пару сантиметров, потом поворот, справа будет большой приток, - водит черным пальчиком по карте «Черная рука».

- Это Тайдон? – справляемся у рыбака. 

- Он, родимый.  Да хариус мелковат.

Решаем подняться вверх по течению, посмотреть на Тайдон.
На песок вытащили лодку, а сами - в реку. Боцман вне себя от радости: - Здесь вода холоднющая, чистая как в роднике! - кричит с середины реки.


На ТайдонеНа ТайдонеМы словно жаждущие путники, нашедшие в пустыне оазис, прильнули к воде, напиться не можем. Оказывается, вода в реке может быть чистой и вкусной. «Черная рука» стоит ведром, Внучок в черных очках (они ему велики, на нос сползают), вид залихватский, похожи на речных пиратов после набега.

- Сфотографируй нас на фоне Тайдона!

- Экипаж, в шлюпку! Скоро будем дома…

 

P.S
Нам еще долго будет сниться сплав: мучительные поиски чистой воды, и Тайдон, как воспоминание о прежней Томи, какой она была когда-то… ДО НАС.

 Ольга Козлова

Фото автора