Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Посетите нашу выставку 

г. Новокузнецк

ЦГБ им. Н.В. Гоголя

ул. Спартака,11

тел. +7 (3843) 74-46-91               

2 ноября- 20 декабря 2017 года

Мокрое дело. 2009 

Двенадцатидневный сплав по горно-таёжной реке Кондома

 

Утро туманноеУтро туманноеНикто из нас  не предполагал, что сплав по Кондоме можно рассматривать как серьезное мероприятие.  Речка теплая, мирная:  плыви себе по течению, медитируй,  хочешь, орешки грызи -  вон  кедрач  по берегам…

 Наш друг Петя Мамаев  раз в году обязательно сплавляется от Таштагола до Мундыбаша  и после водных процедур чувствует себя младенцем, вновь народившимся. Переполненный эмоциями, он рассказывает о  зарослях малины и  клубничных косогорах, о рыбалке и встречах с таежными обитателями. Когда сплавляешься в одиночестве, больше вероятность увидеть живность, и  зашумишь разве что с  перепуга.

Как- то  поутру  вышел к реке заяц,  от удивления замер - уставился на Петину лодку.   - Ты кто такой?!



Полный решимости прогнать чужака, косой прыгнул к лодке поближе и давай сердито барабанить лапами  по борту.

 -  Давай брат отчаливай, это наш берег и мы тут живем!

 Косой  хоть  и зубаст, да безобиден, хуже если тобой заинтересуется  косолапый.  Медведя  Мамаев   видел с реки, но струхнул не на шутку. Опомнившись, набрал полные легкие, да как  завопит  громче пожарной машины. От истошного крика мишку  с берега как ветром сдуло.

После рассказов  последовал подробный инструктаж Петра где  лучше сделать стоянку,  в каком ручье набрать воды.    

  -  До деревни  Кондома  – орех,  на  Антропе – рыбалка,  -  авторитетно заявил сплавщик со стажем,  для убедительности поводил  пальцем по нарисованным на карте  Кемеровской области петлям  реки.   Вручил свою  резиновую старушку-лодку, к ней -  видавшую виды, но испытанную  в деле «лягушку»,  самодельные весла,  и благословил…      

-  Можно и втроем в одной, но  будет тесно. 

БоцманБоцманСергей  Шакуро  - морячок - не новичок, у него в зачете  Коксу, Чулышман и  непальский  Арун, (не считая местных рек), мы же  с  Белкой  – чайники, весел в руках не держали.  Чтобы почувствовать  свою принадлежность к речному флоту - раздобыли  тельняшки, распределили обязанности и присвоили звания:  Белка - юнга,  я - матрос,  а боцман Шакуро.

Купили вторую лодку. На  поплавке   распластал крылья  морской ястреб -  воинственная птица вселяет  уверенность!  

  - Провизии  берем на  5 дней, первый населенный пункт деревня Кондома. Там  и затаримся на вторую половину пути,   – командует Боцман.  


Сплавляться решили  от Уруша, сразу за Спасском, там живут знакомые шорцы - старики Тенешевы,  и держит пасеку Валя Курдакова. Медком мы не разжились - хозяйки   дома не оказалось, а  Савельич нас встретил с радостью.

Пока ехали по Таштаголу, с тревогой посматривали на реку:  до чего она обмелела в конце июля. Едва успели  выгрузиться из такси - закрапал  дождик.  Надо мигом накачивать лодки. Развернули большой  целлофан,  предназначенный для бани, сели на туго надутый  бортик, подперли полог веслами…  

 Дождь припустил.   Первая   заповедь  туриста:  если есть возможность - не мокни!    По пленке заструилась вода, а мы в сухости и тепле, только крыша запотела.  Говорят, что утром дождь до обеда.  Пролил.  Вот и ладно. Савельич накопал на огороде картошки, дал зеленого лучку в дорогу и калоши на всякий случай. Склонил седую голову и  по-детски улыбнулся:

- Пливите!


Юнга и матросЮнга и матросПерекат:  за бортом воды - воробью по колено.  Сели  на мель  чисто  Врунгель в яхте «Беда».  Как есть в ботинках, выскакиваю из лодки, тяну за «чалочку»,  под днищем шелестит  галька.  Снялись.  Мы  в  перчатках,  это чтобы не набить мозоли. Они хоть прорезинены, но уже мокры насквозь, руки зябнут.  Весла гребут,  как попало:  нас кружит и  шарахает  в разные стороны.  Летим  по минному полю от камня к камню.Стыд и ужас!  

 У Тарлашки рыбаки чуть удочки не побросали, глядя на нашу отважную беспомощность. 

- Н-да,  эти далеко не уплывут…

Видимо, мы произвели  впечатление.  Юнга   по нелепой случайности  выронила весло. Главное -  не упускать его из виду, алюминиевые весла полые, не тонут. Слава богу,  прибило к прибрежным кустам.  Теперь ее очередь ноги мочить…

Не помню, как ставили палатку.  С непривычки тело гудит. В  пуховом спальнике потихоньку согреваюсь и уплываю…снится шторм.  

 После дождя река стала мутной, прибыло воды  на добрых полметра,  прикрыло валуны.  Осваиваем на практике   команды:  «табань»,  «на ход». Вот уже приноровились к веслам, но сидеть  неудобно, хочется под собой ощутить что-нибудь жесткое (средней ширины  доска была бы в пору,  ее потом  выломает Сергей   из старого забора в деревушке Кондома), а пока утопаем в  бортах,  с такой посадкой и  обзор ограничен.  Наша лодка легкая  с большим  поплавком:  нос задирает,  значит, перегружена корма - неправильно распределен груз, мотает  даже от легкого гребка рулевого.  Никакой синхронизации.  Мы должны стать единым организмом, но как этого достичь?

- Суши весла!

Подхватило течение,  можно  перевести дух и  полюбоваться вырастающими из-за поворота  скалами.  Забыты вчерашние неудачи и позор. Боцман решает попытать счастье кедролаза. Только безбашенному придет в голову  карабкаться на утес, потом без кошек и обвязки лезть по стволу кедра, стоящему на краю  обрыва. Не ради промысла и не славы ради Сергей сводит счеты со старым страхом перед высотой.  

- Можно я на утес не полезу? Буду караулить лодки, – я боюсь  и  этого не скрываю.

 

Пикантная встреча

Топим банюТопим банюНа третий день  мой организм забастовал. Слабость дикая, лихорадит   и тошнит. Ползу обратно в палатку.  Команда решает сделать дневку вне графика. Голодный день пошел на пользу, а вечером затопили баню.  

 Баня на сплаве делается быстро:  сушина для костра, груда валунов,  крест- накрест две гибкие рябинки. Да, еще  березовый веничек.  Это все,  что  надо. Главное, протопить подольше, потом угли засыпать валунами, золу обязательно смести - будет чистым пар.  Каркас  накрывается  целлофаном и баня  готова. Теперь на камушки стоит плеснуть  травяного отвара.  От осиновых поленьев   особый мягкости жар,  напарился и ныряй в реку!

Купаться лучше голышом, все равно никто не видит - с купальниками  одна  морока. О, благословенная вода Кондомы, ты творишь чудеса, я снова радуюсь жизни, чувствую прилив сил и необыкновенный эмоциональный подъем.

- Я люблю тебя, Река!

Из-за поворота выныривает лодка.

- Привет! - радостно кричу.  Вдруг вспоминаю, что я голышом,  уже в  кустах  натягиваю тельняшку.

- Да меня бояться не надо!  Здесь в леске  медведица с двумя малышами, так вы поосторожней, - сказал незнакомец и поплыл дальше,  не давая опомниться. 

 С лёгким паром!С лёгким паром!

Пикантный момент,  четыре дня плывем – еще никого не встретили. Спасибо, что напомнили, кто в тайге хозяин! Сергей предпринимает  срочные меры безопасности: лодку подпирает шестом, теперь ее видно издалека,  черное дно  выглядит  устрашающе. От нагретой  резины исходит специфический запах, это должно отпугнуть медведицу. Остаток дня шумим и с опаской косимся на заросли. 

 

 

 

 

Сплав – дело мокрое!

Если в туристическом походе палатка – дом родной, то на сплаве именно лодка становится домом, плавучим домом и убежищем от  насекомых.  На воде проходят лучшие твои минуты, часы и дни, потому что на берегу в разное время суток бесчинствует кровососущая  братия. 


Днем развлекаются оводы и вашего появления с нетерпением ждут! На закате, когда надо ставить палатку, резвится  мошка. Эта мелюзга  способна человека довести до ручки. Комары - самые поздние из пришельцев - тоже в одиночку не летают. Старое испытанное  средство борьбы с гнусными созданиями - это дым  костра. 

 Утро! Самое благостное время суток, когда над водой клубится туман и трава  тяжела  от росы, на небосклоне тихо тает луна, уступая  место солнцу. Утро – время созерцания и размышлений.  Это МОЁ  время! Спи,  насекомое!  Пора собирать рюкзак и снова в путь.

Кондома на закатеКондома на закате

По реке тянет прохладой и не страшен солнцепек. Не обольщайтесь, даже если спрячетесь под козырьком, достанет отраженное в воде солнце. И загорает то, что в принципе никогда не загорало. Краснеют и опухают веки, страдает нежная шея,  трескаются губы. После вазелина (из аптечки альпиниста) лицо лоснится как блин в масленицу, зато не больно.

 Если ты не намок и не выпал из лодки, сплав можно считать недействительным.  Страх воды есть у каждого водника, только надо его побороть. Порогов, слава богу, на Кондоме нет (летом уж точно), - перекаты, «минное поле», пара сливов, вот и все страшилки. 

 

На пятый день, когда мы уже освоились с веслами, тихая Кондома преподнесла «подарок». На небе ни облачка - жарит солнце, мы алчно высматриваем в прибрежных зарослях ручей, чтобы пополнить запас  питьевой воды. Чутье не подвело. Судя по карте – это Каз, уютный, чистый, с  каменистым дном. 

- Давайте  здесь соорудим ванну, - предложил Сергей. -  На следующий год  поплывет мимо Петя Мамаев и обязательно захочет в ней искупаться. 

 Юнга, самый здравомыслящий и  скептически настроенный член команды, не разделила энтузиазма Боцмана, взявшегося  преображать ручей.  Она уселась на мелководье, вытянув ноги, как кукла Барби, пока Сергей  вылавливал  со дна огромные булыжники и перекатывал их  под водой, сооружая запруду.

И вот муть улеглась, можно нырнуть с головой  и даже немного поплавать, отталкиваясь от краев рукотворного водоема. Зачем, скажете вы, плескаться в ручье, когда рядом река?  Дело принципа! Отвели душу и  домой… в  лодку. 

Бесстрашная командаБесстрашная командаУровень воды опять упал. Впереди сложнейший  отрезок пути.  Здесь река делает резкий поворот и уходит под уклон. Закатное солнце  отражается в воде: от серебра рябит  в глазах, не спасают солнцезащитные очки, кажется, не вода вокруг – текучий металл. Камни  с бешеной  скоростью летят  навстречу, лодка  скачет и кружится, заходя то носом, то кормой в узкие ворота. Не сплав, а брейк-данс какой-то!

 

Впереди   финишная прямая. Ура! А вырулить-то мы  не успели, понесло бедных овечек прямиком в кусты сплошь сучковатые  да обломанные. Сделай мы пару хороших гребков раньше, можно было бы избежать катастрофы. Я резко отклонилась назад и зажмурилась… апперкот! Брык! Пошли пузыри…

  

Открываю глаза, надо мной:  весло, подруга и весло моей подруги. Тюк!  Кажется,  дно. Как в кино. Уже стою на ногах, но еще не в себе:  босая, простоволосая (бандану  унесло в светлую даль), голова кружится, саднит плечо,  весло вместо  подпорки. Только б устоять.  Впереди бежит Юнга,  догоняя лодку. Добрая моя «подруга – утопительница» возвращается со сланцами (я их в лодке сняла, а босиком  по стремнине не пройдешь). По узкой  топкой полоске, прижимаясь к скале, добрались до лодок.

 - Берег на сплаве  враг, боже упаси  цепляться за кусты! -  выговаривает  Юнге  Боцман. -  Счастье, что искупались раньше, впереди вас  ждал

 бо-о-ольшой сюрприз - не объедешь, я сам  еле увернулся!  За то, что весел не бросили,  от лица командования объявляю благодарность!  

Ого, я  уже старший матрос! Звания на флоте не просто даются.

 

Глухой телефон

Вот такая рыба!Вот такая рыба!Вечереет.  Мы уже порядком подустали, присматриваем место для стоянки. Километровые прогоны выматывают: вода стоит, встречный ветер делает наши усилия бесполезными. Приходится налегать на весла из последних сил. Вот и мысок  для лагеря подходящий: галечный пляж, на другом берегу живописный  утес, поросший кедрачом. Похоже, нас опередили, -  у палатки курится дымок.  

 -  Здравствуйте! Далеко до Кондомы?-  кричит из лодки Боцман.

-  Тут реку лось переходил, - отвечает Человек.

-  Сколько, говорю,  километров до деревни?   

-  Минут десять шел…

 -  ?!

-  Красивый лось, молодой еще... Да я глухой!

 На  следующий день мы с ним познакомились (это он предупредил нас о медведице). Причалили к  берегу, чтобы размять ноги, смотрим,- к нам плывет. Соскучился за неделю по обществу -  словом не с кем обмолвиться.   Андрей  каждый год брал летом отпуск, чтобы сплавиться с друзьями. Но команда распалась: кто умер, кто спился, а он «последний из могикан», бывший шахтер, а сейчас пенсионер из Шерегеша, скучает без тайги.  

-  Ох,  и большущую щуку я вчера  упустил. Как шарахнет  хвостом - и  под лодку!    

Байки с вариациями на тему «вот такая  рыба вот с такими глазами»  можно слушать  бесконечно, я  достаю фотоаппарат…

 

Как не умереть с голоду

С пылу жаруС пылу жаруА с Владимиром из Шушталепа мы встретились у  реки  Антроп. Боцман  предупреждал, что справа по курсу   будет большая поляна, а слева - приток Кондомы.

-  Смотрите во все глаза. Через пару часов будет Антроп! – сообщил он  утром.

Через пару часов нет Антропа, нет его и через шесть.  Может  быть,  мы его не заметили?

-  Вижу по местности, скоро Антроп! -  не унимается  Боцман, приводя нас  в тихую ярость. Дался ему этот Антроп. Мы уплыли вперед. Уже солнце клонится к закату,  а  Антропа не видать.

-  Я за вами уже не успеваю,  - кричит Боцман.  - За мной кто-то плывет, весла блестят, похоже, байдарочные!

 

Может быть,   вот это Антроповская поляна? Но справа – тихая протока, не похоже на устье. На хорошей скорости чешем мимо. Так и есть, это был  Антроп,  долгожданный  Антроп, будь он не ладен.

Боцман в гневе, продуктов практически не осталось. Правда есть немного муки и  масла, но нет рыбы! А ниже по течению и клева нет!

 На следующий день встречаемся с  владельцем байдарочных весел.

Сергей и ВладимирСергей и Владимир

- Никак не дождусь  друзей,  должны были догнать, да где-то застряли.  Здесь неподалеку за Малыхиным камнем есть изба,  я оставлю метку, чтоб вы мимо не проскочили. Там баню  можно затопить, - предложил Владимир. 

 Мы  с радостью приняли приглашение. Белый лоскут, привязанный к вербе, указал  путь.  Выгрузились на берег. Пауты-вампиры словно с ума сошли - как в  Судный день - накинулись на бедных путников. Рюкзаки пришлось тащить в гору по заросшей тропе, надутые лодки несли  в последнюю очередь на головах. 

 Голод не тетка! Голод нас гнал вперед. На  эскадрилью мошки   в высоченной  траве  мы уже не обращали внимания:  ну заплыл глаз, опухла губа…  

Страдания были вознаграждены дымящейся  ухой  из молодых щук. О, это чудо!  Вкус этой ухи я никогда  не забуду. Мы уминали рыбу за милую душу, а Володя все  извинялся, что  мол, нет в ухе картошки. Вечером мы жарили рыбью мелочь, мука и масло были кстати. Получился целый котелок - царский подарок  в дорогу.

 - Я себе еще наловлю, - улыбался Володя. -  Скоро Белый камень, а там до Мундыбаша рукой подать.

-  Спасибо, добрый человек,  счастливого пути! 

 

Страсти-мордасти 

Еще вчера купались под  Белым  Камнем, спасаясь  от жары, а сегодня  дождь зарядил  по-осеннему холодный.  Куртки и дождевики уже  не помогают - в ход пошли  большие полиэтиленовые мешки (НЗ),  в которые мы, спасая от влаги,  упаковывали рюкзаки.  Хочется чего-нибудь горячительного внутрь и не высовывать носа из палатки, но надо плыть вперед. У нас есть кедровые орехи -  очень,  говорят,  калорийные. Что за жизнь? Мысли только о тепле и еде.   

  - Днем раньше, днем позже… - рассуждает вслух Боцман.  – Надо  делать привал, плыть под  дождем  навстречу ветру –  непродуктивно.

И то верно, -  что себя насиловать, будем получать от сплава удовольствие! Берег, куда мы причалили,  зарос тальником и  пучкой, дальше – тайга. Голой макушкой  торчит сухая пихта, значит,  дров хватит до утра.   Под дно палатки укладываю слой за слоем огромные корзинки «медвежьей радости» - пучка  еще сочная,  хрусткая,  ядрено пахнет. А вдруг медведь учует?     

Белый каменьБелый каменьБелка замерзла так, что  даже в спальнике не может  согреться. Зубами стучит,  шерстка вздыбилась! Варим с Боцманом суп из последнего пакета.  Горячий обед с доставкой на дом, но  для профилактики простудных заболеваний  не помешает  грамм так 50. Обед проходит  прямо в палатке в теплой дружеской обстановке. Мы снова  бодры,   веселы.  - Вспомните самые яркие  моменты  сплава! – интервьюирую  матроса Белку.  

- Рытье в мешках!

- И больше ничего?  А природы красота?

- Да еще комары, мошки! … Голод! И грёбка, грёбка, грёбка!  

 Едкий сарказм, но в голосе нет отчаянья – это радует!

-  Вы полежите, отдохните, а я напеку лепешек из оставшейся муки,- Белка встрепенулась, она  стала теплой и доброй.   Вечером сидим у костра. Кажется, кто-то бродит рядом. Хрустнуло.  Сергей посветил фонариком - бурундук утащил шишку…

Утро началось как обычно с купания  в туманной реке,  потом - горячий завтрак (просто чай)  и «рытье в мешках», как неотъемлемая часть сборов.  Небо хмурится.  Пока нет дождя, надо складывать палатку и грузить  лодки.

 Отдохнувшие, мы с удовольствием взялись за весла, отплыли   метров двести от стоянки. С берега крик: -  Жрать давай!  

Я вздрогнула так, что  едва не выронила весло. Никого не видно.

- Ты кто? – смелая Белка пытается разглядеть того,   кто прячется  в кустах.   

- Живу я здесь, - прохрипел незнакомец.

Увидел плывущего к нам Сергея,  снова подал голос:

-  Курить есть?

-  Мы не курим.

На том и кончился диалог. Обладатель хриплого голоса  больше ничем себя не выдал. Прочь от странного места!  Мы что есть мочи заработали  веслами, - подгонял недобрый  взгляд в спину…

Готовясь к ночевке, Белка положила рядом с собой нож  на случай обороны, а Боцману вручила  топор (с женщиной не поспоришь). 

Ушла водаУшла вода

 

 

P.S.

До Мундыбаша мы добрались в полном здравии телесном и умственном, еще немало испытали и пережили, но разве обо всем расскажешь!

 

Ольга Козлова

фото автора и Сергея Шакуро