Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Посетите нашу выставку 

г. Новокузнецк

ЦГБ им. Н.В. Гоголя

ул. Спартака,11

тел. +7 (3843) 74-46-91               

2 ноября- 20 декабря 2017 года

Траверс Поднебесных зубьевТраверс Поднебесных зубьевТраверс хребта Тигертыш  1991

Маршрут: Предурак – 3 Дурака – пик Вареса – пик Запсиба  ХВИ  (Харьковский

Военный Институт) – Большой Зуб – Проклятая- Малый Зуб

Участники: Юрий Гауф, Сергей Шакуро.

 

Траверс прошли без особых приключений. Туман на пике Запсиба и страшный ветер, боялись снимать рюкзаки – сдует. Гроза на ХВИ, отсиделись. Спуск с мушки вниз по сыпухе. Юру чуть не придавил камень. Спуск с Большого Зуба довольно – таки сложен, в сторону Проклятой. Не рискнули перейти плиту, которая обрывается и слева и справа.  Обошли низом. Проклятая интересна тем, что однобока с одной стороны: пологий и сыпучий склон до ручья Высокогорный, с другой – обрыв метров 600 – 700 и два озера. С «Титьки», запнувшись, летел метров 8 – 10.Выбил руки. У Малого Зуба рычал медведь. Двое суток ждали вертолет. Делали баню на камне,  выдающим в  озеро,

Прямо из бани с камня кидались в озеро, купались. Юра прожег мой анорак и штаны.

Я  бросил их подальше, чтоб не прожечь ,ну и Юра бросил угольки подальше…

Угодил ,,кабан нечесаный ,,прямо на мою одежду. Это сейчас у меня куча всякой снаряги,

А тогда в магазинах ничего не было ,шили все сами. Станки для рюкзаков тоже сами делали ,из раскладушек.

На вертолете, с залетом на Каным, прилетели домой.

 

Продолжение траверса - 1992 год.

Маршрут: Лужба – Малый Зуб – пилы Тайжесу –  Юбилейная – Политехников –

 пик Серебряный – стык хребтов – Верхний Зуб.

Участники: Юра Гауф, Сергей Шакуро.

 

Пошли в самую жару, в самый солнцепек, в солнцестояние. По жаре за день дошли до ручья «Высокогорный». Полежали, отдохнули и полезли на хребет, ведущий к Малому Зубу. Ночевать расположились на кромке леса на высоте 1600 метров, за этот день пройдено много, устали изрядно, но фиалки и водосборники на полянке скрашивали не совсем здоровое состояние.

Вот она трава!..Вот она трава!..

Утром идем до Малого Зуба. Заходим на вершину (почему-то на Малом Зубе я не могу долго находиться), спускаемся. Натыкаемся на косулю. Вот, она в пяти метрах, с большими коровьими глазами.  Постояла, испугалась и быстро ушла по снежнику вниз, ее путь прост, точен и красив.

Фотографируем перепелок, отдыхаем.  Время два часа - решаем идти на пилы. Нам кажется, что 800 метров до подножия Юбилейной мы пройдем часа за 4, ну за 5, и к вечеру будем ночевать в седловине.

Пошли, солнце палит нещадно. Камни раскалились так, что больно жгут руки. От камней, видно даже без приглядки, парит горячий, точнее раскаленный воздух. В нос и рот лезет мелкая мошка, дышать нечем. Глаза заливает пот.

 От пота  щипит  спину, на которой еще довольно тяжелый (начало похода)  30-ти килограммовый рюкзак.

 А вот теперь о главном. Кончилась вода. Мы не новички, брали с собой по одному  литру, но уже давно выпили. Из опыта знали, что всегда в расщелине можно найти снег или лед, но не на пилах, и, видимо, не в этот год. Проходим первую пилу верхом, вторую, третью верхом. Четвертую слева, пятую справа, и это все долго, выискивая проходы среди камней, идем уже часа три.

Затем 6, 7, 8, 9, 10, 11, пилы. Сейчас, вернее, и тогда!!!

Я, да и Юра тоже не вспомнили бы, как мы их проходили. Язык без воды распух и не вмещается в рот, горло перехватили спазмы, глаза красные, голова не соображает. Тяжело, трудно, опасно.

 Уже прошло около 9 часов, а мы все еще  где-то на 14-15 пилке. Идем очень опасно (никогда так не ходили раньше, да и потом). Солнце садится.

Принимаем решение спать. Между пилок находим площадку сантиметров 70 на метр.

 Я предлагаю заночевать сидя, привязавшись к скале. Но Юра предлагает спуститься к озеру  Тайжесу чтобы  напиться и отдохнуть (перед этим я выдавил изо мха немного воды, он хлебнул и его стошнило -  не мудрено, я попробовал – гадость). Я не возражал.

 

Лезем как обезьяны по веткам, валим по сыпухе. Скорее к водичке!

 Спускаемся к озеру,  срываем рюкзаки, выхватываем кружки, подбегаем к воде...

Из  озера Юра черпает кружкой воду, пьет. Его тошнит.

Я тоже пытаюсь пить, но вода не идет в горло, ее тут же выбрасывает назад.

Понимаю, что в сыром холодном виде она не пойдет. Организм ее отторгнет.  Кипячу чай, Юра  позеленевший, лежит на коврике. С чаем та же история…пробую заварить супчик - бесполезное занятие. Организм бастует. Юра,  постанывает.

Я себя чувствую надувной игрушкой. Руки опухли, не гнутся пальцы.  В висках стучит. Сам не свой… что чувствует Юра? Он с каждой минутой становится зеленее... Я чувствую, что не только дни, но  и минуты мои  сочтены. И предлагаю выпить по 40 грамм водки. От одной мысли мутит. Но…  выпил, и  горло отпустило. Мутить перестало, но стало колотить и трясти как в лихорадке. Потом бросило в жар, резко отпустило. И я утолил жажду, выпив  полкружки воды одним махом.  Мир  вновь обрел  краски.

Юра протянул ко мне слабеющую руку с кружкой.  Я плеснул ему 40 грамм наркомовских.  Ему пошло…

Несколько мгновений я наблюдал за его  метаморфозами.  Он на глазах менял окраску: из зеленого становясь, фиолетовым, потом малиновым, белым и,  наконец,  нежно-розовым.

Юра Гауф и Сергей ШакуроЮра Гауф и Сергей ШакуроС Днем РОЖДЕНИЯ, Юра!

Спим. И тут я почувствовал волчий аппетит. Став перед котелком, забыл о приличиях…

Закидывал в себя всё без разбора:  суп, хлеб, сало, хватая жадными руками колбу, растущую тут же, запивая  это все водой и чаем…

Сытые, мы блаженно завалился на траву. 

Весь вечер и утро  пьем воду: холодную, чистую. Выпили пол озера. До обеда, пережидая жару, лежим в кустах, отмахиваясь от мух веточками. Рядом кружки с водой.

После похода узнали у доктора, что от обезвоживания у  нас произошла сильная интоксикация организма.  И  выпить  водки,  было правильным решением, иначе мы могли  просто умереть от обезвоживания организма на берегу озера с чистейшей холодной водой.

К вечеру поднимаемся на седловину Юбилейной и ставим палатку. Слева светит луна, напротив – заходящее солнце, они  одинаковы по яркости и по размеру. Закроешь глаза, покрутишься, а потом, открыв глаза,   не можешь определить,  что перед тобой: луна или солнце.

Над нами летает громадный черный гудящий шар комаров, но, слава Богу, не кусают. Юра,  залезая в палатку, шутит: Вот если к нам залетят! Кровушки- то, попьют

Утром взошли на Юбилейную. Массивная гора. Затем коварный участок перед Политехником (Подкова Политехников), вершина Политехников.

Исходя из собственного опыта, самую жару провели в пещерах, которые вырыли в снегу.  Справа кружка воды, слева  кусочки сала прямо на снегу.

Затем пик Серебряный и стык хребтов. На стыке ночуем. Ночью дует сильный ветер, как в трубе, немудрено, в этом месте, воздушно соединены две огромные долины Золотая и Тайжесу.

Утром идем на Верхний Зуб, вершина очень простая. Приятно, что на ней есть бюст Высоцкому. На обратном пути, выискиваем камешки. Они здесь очень живописны. При спуске встречаются громадные поляны водосборников, от их синего цвета рябит в глазах – красота. Обнимаю березку. Столько дней не видел дерево вблизи…

 

 Сергей ШакуроСергей ШакуроКупаемся в истоках Рамазима. Пьем воду. Всю неделю жара и  солнце палит нещадно.

 На небе ни одного облака. Правда, когда взмолились и ходили на Верхний Зуб (туда и, главное обратно) под легким прикрытием одного маленького клочка – облачка. Солнце в горах едкое: обгорели носы, щеки, и у меня все руки.

 Выходим по Малому Казыру. Юра пробует рыбачить, ловит пару хариусов

Еще, в болотах есть довольно-таки свежая колба. Хорошо.

 

 

 

 

Вынесенное из похода:

  1. Мы поняли, что есть вода.
  2. Мы поняли, что есть усталость.
  3. Мы поняли, что есть 40 грамм.
  4. Мы поняли, что …!!!