Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Посетите нашу выставку 

г. Новокузнецк

ЦГБ им. Н.В. Гоголя

ул. Спартака,11

тел. +7 (3843) 74-46-91               

2 ноября- 20 декабря 2017 года

На Бельсу через Золотую долину  1990

Чай на перевалеЧай на перевалеМаршрут: Новокузнецк – Междуреченск – Лужба – высокогорный ручей – Золотая долина – Верхний Зуб – Истоки Бельсу – сплав по Бельсу – Междуреченск – Новокузнецк.

Участники: Александр Гаврилов, Сергей Прохоров, Сергей Шакуро, Юра Гауф.

Палатка, катамаран, коврики, спальники, бобы, 2 гидрокостюма, 2 фотоаппарата.

15-23 июля 

С Юрой Гауфом решили идти в поход по Амзасу, перевалить гряду Большого Зуба через Соболиный перевал и по Казыру домой. Пришел к Саше Гаврилову за спальником, по дороге встретились с Сергеем Прохоровым, в дальнейшем – Прохор. Саша только что пришел из похода, точнее из тайги. 10 дней он, его жена Лена с сыном и совсем маленькой дочкой жили в устье Казыра.

У Саши был здоровый ячмень на глазу, и он им не мог смотреть, перекупался. Слово за слово, шутка за шуткой,  и вот Прохор говорит, давайте возьмем мой катамаран и двинем куда-нибудь со сплавом. Решаем идти в Золотую долину и сплавляться по Бельсу.

Нужен был четвертый. Саша закрыл смотрящий глаз и колебался недолго, решено. Юра еще ничего не знает. Пишу ему записку и втыкаю в дверь. Сборы прошли споро, Юра был приятно удивлен и слегка напуган – ни я, ни он  ни разу не сплавлялись.

15 - 16 июля

У водопадаУ водопада Собрались у вокзала. Сели в междуреченскую электричку. Переночевали.

Едем в Лужбу. Саша прилег на скамейку: «я, говорит, сосну». Посидели. Прохор намекнул, что у него во фляжке немного водки. Долго не спорили.

 Стали решать, звать или не звать Сашу. Вдруг у Саши шевельнулось ухо, когда он услышал «Буль».

 «Нет, пусть спит!» - шутим мы. А он уже не спит.  Позвали, как-никак мы его выбрали шефом. Да и рюкзак у него самый тяжелый. Взял у Прохора один баллон, я взял продукты. Рюкзак у Прохора пришел в нормаль. Выпили. Похохотали.

Просто так, ни о чем. Настроение хорошее. Прибыли.

 Слегка моросит дождик, чуть-чуть. На переправе были первыми. Но первые переехали местные, затем из дома отдыха. Переправились через Томь в третьей лодке. Одели  рюкзаки и пошли.

 Первый раз сели передохнуть у третьего моста. Затем за тальком.

Ну и ходко же мы идем – красота. Погода шепчет. Идем. Болота сухие. Тропа хорошая, почему бы не идти?!  Доходим к обеду до Куприяновки. Готовим чай. Купаемся. Перекусываем. Идем дальше. Отдыхаем через 45 минут. Идем.

Хорошо, только елки мелькают.  В семь часов выходим на поляну Высокогорного ручья. Валимся отдыхать, любуемся видом Большого Зуба и пика Запсиба.

Очень устал Юра Гауф, видимо вырубился психологически, да и рюкзак у него чуть потяжелее моего, я устал меньше всех, свеженький, как малосольный огурчик.  Перераспределяем рюкзаки: я беру Сашин, Саша Юрин, Юра мой.

 Да, у Саши рюкзак серьезный, но несу я его вот уже второй час. Идем по тропе  вдоль Малого Казыра к Золотой долине. Темнеет, ищем стоянку, все болота и болота. И вот, чудесная стоянка.  Все. Делаем костер, ужинаем, ложимся спать, дождь. Устали, конечно, все и вырубились быстро, но Юра в этот день сгорел на нет (в дальнейшем, он честно признался, что не помнит даже дорогу от Высокогорного ручья, шел на автопилоте).

17 июля 

  По снежникуПо снежникуУтром я беру у него палатку, рюкзаки стали относительно веса человека сбалансированы. Тропа, по которой   никто  из нас еще не ходил, оказалась несложной, даже более сухой и ровней, без сложных спусков и подъемов, не то, что от Куприяновки до Высокогорного, а по расстоянию, примерно такая же.

Перешли ручей Рамазым. Потянуло дымом. Горела сосна. Кто-то бросил костер не затушенным. Бежим к воде, набираем котелок и целлофановый мешок – тушим, затем еще воды и еще, палками сбили угли. Загасили. У Прохора своя палка – выручалка, он ее подобрал у дерева еще вначале пути.  В дальнейшем, она ему и нам пригодится неоднократно и котелок подвешать,  и палатку поставить, и глубину измерить, и просто шагать Прохору, ну и, в конце концов, это будет его весло, которое, сгорев в костре, в последний день даст нам тепло. Спасибо палке .

Пошли. Переходим Малый Казыр. Он течет налево и резко уходит  вверх к истокам. До свиданья, Малый Казыр. Спасибо тем силам природным, что создали тебя. Спасибо тебе, что ты есть такой красивый, Казырный козырь. Спасибо тебе за чистую воду, за убаюкивающий шум перекатов, за хариусов, что плещутся в твоей воде. Но нам их ловить не приходится. Нас ждет другая река, там, за двумя перекатами, Бельсу. До свиданья, в этот раз мы тебя больше не увидим.   Пьем холодную светлую воду и до… Подходим к перевалу. Он не очень сложен, да и не такой уж высокий, 1600метров, ну а мы на высоте около 1000. 600метров – это не много, но и не пустяк. Решаем брать перевал прямо в лоб. Лезем. За час были недалеко от заветной кромки. Решаем отдохнуть. Выпить чая. Золотого корня на этих склонах  много и корень, действительно крепкий и мощный.

Поднимаемся на вершину гребня перевала.  Гребень очень широкий – целая долина, метров 300. идем по ней. Низкие облака, синее небо, и каменная пустыня. Вот, где снимать фантастические картины. Вдали видна гряда Большого Зуба. Слева мощный массив Верхнего Зуба. Я влюбился в этот массив с первого взгляда, на следующий год пойду туда. Сфотографировали и сфотографировались. Идем по плато. На краю начинается снег. Слева и справа на закруглениях видно, что снежник резко обрывается в пропасть, и толщина его метров 10-15, а то и больше, это, говорят, самый большой снежник в районе Поднебесных Зубьев. Чего делать? Юра решает заглянуть немного, чтобы увидеть полную картину края. Идет метров на 50 вниз и исчезает за кромкой.  «Надо было хоть веревкой подстраховаться» - говорит Саша.

По фирну над озеромПо фирну над озером «Ура!» - кричит Юра – «есть проход, выступ, по которому можно спуститься вниз. Какая красота – обалдеть. Слева по откосам пропасти падает 500 метровый водопад, внизу озеро метров 800 в длину, над нами огромный снежник.  Стали на край пропасти – фотографируемся на фоне водопада. Потом я с Юрой изображаем, что мы лезем на крутой снежник, Юра с ножом. Саша фотографирует. Юра неожиданно соскальзывает, едет вниз на камни, смешно выкрутаясь. Саша успевает снять, у Юры глаза по чайнику.  Смеху нет предела, ха-ха-ха.  Так со смехом спускаемся метров на 400 вниз. Склоны богаты зарослями горечавки, корня, синеют поляны водосборников, алеют огоньки. Перебрались через ручей. Дорогу преградил еще один снежник. Шириной небольшой, метров 50 и длинной метров 200, но край его уходит на середину озера. Да-с.  Вода-то ого-гошеньки лед, долго не наплаваешь. Что делать? Юра снова как ледоступ ступает на снег, вот уж, действительно «снежный человек». Присваиваем ему орден отличия. Идти можно, уверяет он. Я предлагаю обойти снежник верхом и найти узкий проход. Решаем идти по снежнику, но по краю и связавшись репом (прочной веревкой). Связались, пошли. Снежник стал круче.

 Врезаемся в полуснег-полулед вибрами, след в след идем.  Ноги напряжены, одно неверное движение одной ноги из восьми и Бог знает, чем все кончится. Задержим мы того, кто поедет, поможем ему удержаться, или он стянет нас всех вниз в озеро, неясно. Ясно, что из озера навряд ли кто выплывет. Снежник стал еще круче, наверное,  за 45 градусов, но край озера уже почти прошли. Идем серединой снежника, здесь он немного положе и постепенно спускаемся и выходим на курумник. Расслабуха. 

Закуриваем. И решаем, что если бы один поехал – хана. Рюкзаки слишком тяжелые, утянули бы, мы о них как-то забыли.  И здесь нам стало жутко. По нашим следам шел мальчик десяти лет, мужик и женщина, никак не подстрахованные,  в резиновых сапогах. Мы, затаив дыхание, наблюдаем за ними.

 Вот, уже миновали край озера, уже хорошо. Вот, уже стали спускаться к нам, вот уже совсем рядом, и тут, женщина соскальзывает и едет вниз. 

 Дождь в золотой долинеДождь в золотой долине- Тормози пятками! - кричим мы встав.

Кого там, набирая все большую и большую скорость, она врезается в камни. Хорошо, что она сорвалась в конце пути. А то бы, как знать.  «А мы по вашим следам…» - говорят. Женщина зашиблась  сильно, но кости были целы.

Идем берегом озера. В лесочке стоит палатка, и рыбачит парень, мы здесь далеко не одиноки.

 -  Ну,  как рыба? - кричим.

 -  Есть немного, - слышим в ответ, а затем…

 -  Серега Шакуро, ты?

 -  Я.

Это Игорь Казаков, фотограф из  КБО. Вот так встреча. Обнимаемся.

 В городе не виделись лет 5, а тут вот. Знакомлю его с мужиками. Они пришли сюда поснимать, Игорь набрал цветных пленок «AGFA»   и  «Кодак», завтра уходят. 

Мы же идем на Бельсу. «Ого!» - удивляется он, узнав наш маршрут и подняв Сашин рюкзак с баллоном от катамарана. Зауважал. «А я то смотрю в бинокль и думаю, кто это идет по снежнику, да еще в белых штанах?»  Это он мои штаны принял за белые. Игорь приглашает остановится  рядом с ними, но мы вежливо отказываемся, мы наметили ночевать на другой стороне озера, да и не хочется большой компании. Разбиваем стоянку – постоянку.

 Дым костра разгоняет мошку и комаров. Готовим ужин. Ложимся спать, как уже принято: вначале Юра, затем я, затем Прохор и потом Саша, головой к выходу.  Ночь была прохладной, со снежника дул ветер, шел дождь.

18 июля 

Утром идет дождь. Завтракаем. До озера решаем отдохнуть и осмотреть   местность. Саша и Прохор надевают гидрокостюмы и по дождю уходят осматривать цирк Гайдара. Мы с Юрой пережидаем дождь и идем на край озера под водопад поснимать кадры. Идем вдоль противоположного берега, он крутой, встречаем небольшой кусок снежника, обходим его верхом, очень круто.

 Под водопадом снежник вначале довольно пологий, идем по нему, чтобы ближе снять водопад. На середине снежник стал круче. Юра как «снежный человек» лезет по краю. Хотим найти дорогу, чтобы перейти на другой край ручья.

По снежнику опасно, вдруг промоина. Юра залез на край. Бесполезно, кричит, здесь обрыв, вниз не пройдем. Спускаемся, перейти не удалось, ну, ничего, кадры все равно красивые. Синее небо, ослепительно белый нависающий край снежника, 500 метровый водопад, снежник внизу – красиво и все тут. Возвращаемся в лагерь. Мужики уже тут. Саша очень сердит: «Ну, только вчера чуть не улетели в озеро, а сегодня опять повторяется!»  Мы его убедили, что опасности не было, снежник  к низу очень пологий и не до самого озера. Вроде успокоился. Отошел. Пообедали.

Попробовали шишки, которые Юра сорвал, сидя в интересной позе, на стланиках кедрах – еще зеленые.  Пошли. Через час вылезла из-за перевала черная туча. Успеваем накрыться целлофаном. Рванул ветер, сыпанул дождь. Молния. Гром грохочет, отзываясь эхом в долине. Ветер рвет края целлофана. Но нам под ним сухо и тепло. Накурили. Сидели минут 30. Туча прошла. Идем осторожно, курумник  мокрый, делаем траверс по хребту метров на 300 ниже основной гряды.  Выходим на озеро, оно небольшое, но его половина прячется в тумане. Туман идет на нас.  Успеваем взять азимут на компасе, и нас погружает в туман, который комьями проносится сквозь тела. Фантастика. Идем по азимуту. Туман пролетает, открывая еще одно озеро, тоже красивое, пьем из него воду, идем дальше.

 Неожиданно выходим на маленькое озерцо. Чудо. Блюдце с каменными берегами, и кажется, что воды нет такой чистоты и тишины.  Вдали виден перевал, между двумя вершинками. Мы считаем, что это «Козьи ворота» - знаменитый перевал в долину Туралыгских озер и рек, бегущих в Туву. Нам туда. Затем там еще один перевал, и мы в долине Бельсу. Все замечательно.

Вечереет, подходим к перевалу.  Что такое, первая скала отодвигается, открывая долину рек и озер. Вот, те на! Мы на одном из острогов. Поднимаемся наверх. На горизонте в синеватой дымке виден перевал «Козьи ворота» и туда идти и идти…  духом особенно не падаем, идти, так идти, это завтра, а сегодня пора спать. Спускаемся на другой склон метров на 50, чтобы спрятаться от ветра. Набираем в леднике воды. Собираем дрова и на высоте 1600 метров делаем лагерь. Спим.Спускаемся к небольшому снежнику, продираясь сквозь кусты, идем на другую сторону ущелья, внизу под нами еще одно озеро. Идем по склону к «воротам», один камень напоминает гуру, сидящего с книгой и показывающего рукой нам путь. У меня такое чувство, что я его уже где-то видел и был здесь когда-то (видимо, в какой-то из прошлых жизней).

 19 июля 

Катамаран готовКатамаран готов

 Ночью дует ветер, но палатка хорошо закрыта целлофаном и ветками. Спим крепко. Проснулись рано. Позавтракали. Далеко внизу раскинулось озеро. Идем к нему. Спускаемся в долину. Лезем через кусты.  Переходим реку.

По карте это исток Каратаса. На берегу озера лагерь. Знакомимся, разговариваем, выясняем по карте, какое это озеро, оказывается, мы зашли в долину с самого юга и километровое озеро, на котором мы думали, что  стояли, сейчас оказалось слева от нас, и виднелся его маленький кусочек. У ребенка (а их было 4:женщина, двое мужчин и пацан лет 6) болело ухо. Дали немного водки с корнем; пообещали в городе, а они новокузнецкие, спечатать карту. «А это вы там на горе ночевали, мы ваш костер видели?» - спрашивают. «Да с такой скоростью вы вечером будете на Бельсу: идите прямо на Верхний Зуб, переваливайте и к вечеру на месте». Простились.

  Обогнули озеро. Поднялись на острог. Внизу еще одно озеро, слева гряда и Верхний Зуб. Пытаемся не потерять высоту, решаем к озеру не спускаться. Дорогу пересекает река – водопад, то бежит, то падает по уступам. Пролезаем сквозь кусты к воде. Прохода не видно. Саша просит меня поискать проход. Снимаю рюкзак, лезу по уступам.

За большим валуном возможен проход. Лезу на него, за ним большая бочка пенистой воды – туда падает водопад. Лезу по трещине над бочкой – выхожу к валуну, который образует с одной стороны стенку бочки, а другой обрывается в следующий водопад. Держась за стенку, ставлю ногу на этот камень, нога соскальзывает, камень мокрый от мелких брызг водопада.

 Да, здесь идти опасно. Один уж точно загремит, хорошо, если в бочку (хотя хорошего мало), а если с водопада.

 Дело может кончиться неважно, да еще рюкзаки приличные. Вылезаю, говорю, что опасно.  Да мужики и сами видят. Дело табак.

 Вылезаем опять на гряду.  Потеряли час.  Спускаемся к озеру. Саша включает третью скорость, едва за ним поспеваю. Мужики далеко отстали. Огибаем озеро. Мужики еще на той стороне. «Саша!» - говорю – «Не беги, потерянный час уже не вернуть, подождем ребят, передохнем и в гору. Подходят, отдыхаем, смотрим на вершину Верхнего Зуба, на перевал правее Зуба, вот туда нам залезать. Неохота, но надо. Там за перевалом долина Бельсу, лезем.  «Злые, злые глаза мои как цветы, цветочки – лютики» - пою я. Лезем.  «Вянут, вянут глаза мои как цветы – лютики». Лезем.   «Лютики, глаза мои». Вылезли в цирк, остается немного, метров 300 по высоте и 600 до перевала. Саша предлагает потихоньку набирать высоту. Лезем. Думаем, что будет легче, и ошибаемся. 600 метров как  дураки ползаем по камням.  Налетает туча. Прошел дождик. Хотели от дождя спрятаться в пещере, которую нашел Саша, но в нее плохой проход, да и места в там немного. Материм Сашку. Лезем.

Да, надо было спокойно пройти низом до перевала 600 метров и залезть 250 метров и делов. Теряем час. Выхожу к гребню. На гребне сидит скучный Саша. Смотрю на другую сторону. Долины нет – те же озера и хребты. Вот те на! 

Мало того, Саша говорит, что нет и спуска. Залезли. Сбрасываю рюкзак, лезу вниз смотреть спуск. Спуститься можно, хотя и трудно. Вылезаю. Падаю на камни отдышаться. Подходят мужики. Их глаза вянут как цветы, лютики. Юра лезет смотреть спуск. Обедаем двумя консервами и салом, Юра вылезает, падает. Отдышался. Ест. Говорит спуска нет, стенка в середине. Я к ней подлезал, она небольшая метров 5, можно на репе спуститься – Юра  против. Предлагает лезть на Верхний Зуб. Крутовато, да и силы уже не те. Прохор предлагает вернуться через пуповину на перевал «Козьи ворота».

Итак: спускаться – подниматься – идти на ворота. Саша решает не рисковать выходить к перевалу «Козьи ворота», соглашаемся, идем по вершине пупа. Внизу, метров в двухстах перевал «Козьи ворота», спускаемся в  перевал. Вот» Где действительно парадокс – спускаться в  перевал. Ноги за день устали очень. Подкашиваются.  Спускаемся к озеру. Еще одно. Много мошки. Едим хлеб с конфетами. Идем к следующему озеру, где с другой стороны, на красивом мысе решаем делать стоянку - постоянку. Ужинаем, настроение не очень. Предстоит с самого начала брать еще один перевал в долину Бельсу.

20 июля 

Порвался катамаранПорвался катамаранУтром, позавтракали  и с шутками и прибаутками в  путь. Изучив карту, решаем обойти отроги Верхнего Зуба – хватит, налазились.

Идем долиной, лесом, взяв азимут на дальний снежник в конце гряды, там и перевалим. Лес очень интересный,  сказочный. То встречаются огромные кедры, наваленные друг на друга, как в картине Шишкина «Утро в сосновом бору», где медведей рисовал не он, его друг – не помню кто. То встречаются ясные светлые березки и осинки, стоящие на бережку озерка, омута напоминающие картину «Аленка», вспоминаем ее братца Иванушку – козленочка. Лесом я иду первым – «лесной человек»,

 Саша получил название «горный человек», ну, а Прохору сам Бог велел быть «водным». На пути встречается река, да это уже не ручей – река Туралыг, она в Хакасии впадает в Каратас. Пытаемся ее преодолеть. Саша переходит  вброд. Попрыгав немного, Юра тоже переходит. Прохор прыгает, срывается с камня и виснет не по грудь в воде, я ниже все-таки перебираюсь, не намочив ноги. Идем дальше.

Огибаем снежник, поднимаемся на гряду в надежде увидать долину Бельсу. Дудки, это долина Туралыга. Много туралыгских лесных озер. Открылась гряда, отделяющая теперь уже точно долину Бельсу. Идем весело, сочиняем кроссворд туриста: горечавка – болото. Не теряя высоты, цирком восходим на гряду. Я поднимаюсь на вершину. Открылась долина Бельсу.

Ее узнаешь по Двуглавой горе, которая гордо и одиноко поднимается с другого берега Бельсу. Видна река, – пришли, сомнений нет – это она, долгожданная долина Бельсу.  На вершине в камнях стоит ветка и написано – север. Проверяю компас. Спускаюсь к мужикам обрадовать их. Они уже кричат, что видят  Двуглавую. Развернули карту. Взяли азимут на Двуглавую, она строго на западе. Проводим  прямую, определить на каком хребте мы сидим. Проводим, проводим и раскрываем рты. Ничего себе. Мы ушли далеко на юг  спустившись вниз , мы будем у самых истоков Бельсу.

 Нам туда не надо, там воды мало. Нам надо реку после впадения Верхнего и нижнего Тайжесу. Да, приличный круг мы сделали. Потерян целый день, даже полтора. Впрочем, не потерян, мы посмотрели Туралыгскую долину с ее озерами и лесами – незапланированную красоту, это здорово. Спускаться трудно. Очень большой курумник, даже не курумник, а валуны, лазаешь среди них как муравей. Подойдешь к краю одного – а там метров 5 и назад, искать прохода. Устали сильно.

Вышли на болото. Болото не топкое, ровное травяное. Идем. Слышен шум реки и, наконец, вот, она Бельсу! Заходим в реку.  Идем по воде. 

Хорошо, как мы ждали встречи с тобой, Бельсу, будь с нами доброй. Весь остаток дня шли вниз по реке правым берегом. Лезли через траву, проваливаясь в ямы и впадающие ручьи. Тропы не было, до самой темноты прошли сравнительно немного.  Вышли к реке на стоянку. Воды еще не хватает, чтобы делать катамаран. Решаем утром идти дальше до впадения обоих Тайжесу.

21 июля

Утром продолжаем путь. Встречаем небольшие участки тропы. Заросшие травой стоянки, да рыбаки не очень -то посещают сие места. Прошли подножие Двуглавой.  Впереди виден Малый Зуб. С левой стороны впадает река Нижняя Тайжесу, немного выше слышен шум впадения Верхней Тайжесу. Переходим. Бельсу, затем Тайжесу. Смотрим, сколько воды.  «Морской человек» - боцман Прохор говорит «годится». Делаем катамаран. Прохор достает и готовит баллоны, надувает их. Мы готовим раму.

Находим в лесу 10 сухих тонких пихт.  Срубаем их. Юра готовит обед, мы состругиваем кору. Затем вяжем раму. Четыре длинных продолины и шесть поперечин. В местах соединения стягиваем проволокой.   Прочным  репом крепим раму к баллонам.

 Пообедали и в путь. Юра говорит: «Ты бы, Прохор хоть научил как грести». 

«На ход» - значит вперед, «Табань» - значит тормози, ну, а остальное  - поймете по ходу. Мы с Юрой сели вперед и оттолкнулись. Ну и шуму же было на реке в первый день. 

Кто кричит «на ход», кто «табань». Собрали все камни на реке. 

Да и немудрено было – проходы узкие, а иногда, их и вовсе не было. Слезали в воду, протаскивали катамаран. Напор воды сильный, вода холодная.

В одном месте меня смыло, держусь за катамаран, вместе с ним меня крутит вокруг камней. Все идет кругом.

Саша кричит: «Залезай, а то придавит!»  Изловчился, залез. Катамаран носом влетает в камень, треща, лопается передняя балясина.

Да, удар на славу, ведь вес катамарана полтонны.

 Смывает Юру. Он тянет руки, чтобы схватиться за катамаран, его смывает, он вплавь догоняет, хватается за балясину. Руки устали разворачивать катамаран, то влево, то вправо, то налетать на ход, чтобы успеть избежать столкновения с камнями, вырастающими впереди.

Проходим небольшие пороги. Уже немного поднаторели. Держимся увереннее. Но, чересчур узкие проходы, хотя в один из них мы влетели по оплошности боком, но Бельсу добрая река, не стала нас переворачивать, в два или три водоворота заходили задом.  «Это ничего, это допускается» - успокаивает Прохор. Короче, накупались мы в этот день изрядно. В двух местах порвали катамаран, пора к берегу.

Пристыли к каменной косе. Все дрожим от холода, переодеваемся. Ставим палатку, разводим костер.  У  меня возникает идея. Сделать баню. Сам я ни разу ее не делал, мужики тоже, но видели, как ее делают. С Юрой натаскали на берегу камней в кучу, возвели печь, с одной стороны оставив проход для закладки дров.  Натащили сухого плавуна, развели огонь. Поужинали. Баня горела. Саша отключился, соснул – притомился видно. «Приболел» -  говорит – «наверно, не пойду в баню». Через час выгребли золу. Залили угли.

Заварили крепкий настой чая с корнем (корень мы капнули в последний день, на выходе из долины Золотой), бросил несколько сухариков для запаха. Растормошили Сашу. Пошли.  «Ну ладно, пошли» - согласился! Пришли на берег, скинули одежду, залезли под целлофан. Расположились вокруг печки.  Я  почерпнув кружкой отвар.  «Не дай Бог, не будет пару – изобьют мужики» - подумал про себя, глядя на дрожащие в вечерней хляби тела. Плеснул на камни. Пошел ровный горячий пар. Целлофан поднялся. Поддал еще. Шатер над головой выпрямился, надувшись теплым воздухом, и повис. Тело почувствовало пар. «Ну» - думаю – «будем жить!»

 Поддал еще. Уши стали свертываться в трубочку, закашляли. Завеселели, ожили мужики. Потеем. Хорошо. Бегу к реке, Прохор тоже решается, бежит.

Падаем в ледяную воду. Красота. Летим к целлофану. Поддаем. Греемся, ну, прямо благодать! Паримся, бежим к реке, обмываемся, вытираемся. Восторгам нет конца.

Спим крепко.

22 июля 

Утром Саша с Прохором чинят катамаран. Мы собираем лагерь. Завтракаем. И снова в путь. Идем хорошо. Работаем слаженно, река стала шире – впал ручей Поднебесный и множество мелких ручьев. Иногда на перекатах слезаем, протаскивая катамаран по камням, щадим покрышку. Ловко научились брать камни в штаны, то есть пропускать камень между баллонами. Идем спокойно, отдыхая. «Подтоби!» – кричит Юра, видя впереди камень. До него еще далеко.   «Ничего, ничего» - поработай веслом.  «Ты мне не подтобил, я тебе тоже не подтоблю» - плывем, шутим. Съели консерву  с сухарями, чтобы не останавливаться на обед.   Погода чудесная -  светит солнышко. 

 Стали встречаться одинокие рыбаки. Иногда приходится поработать веслом, когда вода катит на скалу или в небольших порогах. Прошли один, довольно солидный порожек, прошли чисто, красиво, но под тяжестью рюкзаков середина порванного баллона не выдерживает.

Прохор шьет баллон. Саша рыбачит, ловит маленького хариуса. Солим. Плывем дальше. Съедаем хариуса, он нежен, тает во рту, жаль, что мало. За этот день прошли  много км 40. Вечереет, ищем место для стоянки. Вот, вроде подходящая, пристаем.

Медвежьи следы. Отчаливай!

Вот, вроде место ничего, пристаем. Отлично. Надо же, вышли на прошлогоднюю, заросшую травой, стоянку. Годится! И вдруг…  Увидели с Сашей большой рюкзак под деревом. Стало вдруг страшно, Саша осторожно приоткрывает рюкзак, там хлеб и еще что-то. Стало быть, этого года. Выходим на берег. Подходит рыбак: «Оставайтесь ребята, места хватит, да и темно уже…»   Поблагодарили за гостеприимство, отплыли немного дальше, своя компания. Рубим веслами траву. Располагаемся.

Уже в темноте ужинаем. Блаженно заваливаемся спать, распрямляя спины. За весь день устает спина – сидеть в полускрюченном состоянии да еще вертеться то направо, то налево.

23 июля 

Утро было теплое и обещало хорошую погоду. Саша сварил блев, всыпав в него все: труху от сухарей – остатки еды. Юра говорит ,что его теща свиньям готовит получше

Кое – как впихали это нечто в животы. Говорили о котлетах, о домашних пельменях, о курочке, блинчиках…  Плывем.  Впереди пороги. Влетаем в первый сходу, не разобрали, прошли затем второй, проходим чисто, успеваем лишь оглянуться – красота. Река сжата скалами, течение быстрое и жесткое, струя упруго бьет весло. Проходим еще один порожек.  Саша кричит: «давай к берегу». Осматриваем следующий порог. Как его пройти. Справа. Проходим чисто, несемся вниз, опять прошли славненький перекатик.

 «К берегу» - смотрим. Порог приличный, метра полтора – решаем не рисковать. Переносим катамаран берегом. Садимся, отталкиваемся, вода подхватывает, несет на камни. Выруливаем, задевая камень одной из поперечин. 15 см поперечину сносит, как спичку – сила.

          Красиво, проходим еще один порог. Подходим к берегу осмотреть катамаран. Цел. Фотографируем порог. Красиво, в узкий проход  вошли чисто. Идем дальше. Река стала опять широкой и спокойной. Впереди катамарана плывет выводок уток. Пытаемся догнать. Утята прячутся у берега, а утка, изображая раненую, увлекает нас за собой, то подпуская на 10 метров, то вновь удаляясь – молодец.

К обеду нашла огромная черная туча. Пошел сильный ливень. Саша и Прохор в гидрокостюмах. Прячьтесь, говорят, под целлофан, чтоб не мокнуть; река спокойная – справимся. Спрятались под целлофаны. Фантастика. Идет ливень. Две космические фигуры ведут маленький плот. То он уходит из-под тебя влево, то вправо, вот, пошел быстрее, вот задрожал (стало быть, перекат), вот, полетел, плюхнулся (небольшой порожек). А вот, резко пошел вниз под уклон и кренится налево – открываю глаза – летим на скалу. Заработал веслом – пронесло. Спим дальше. Вот, катамаран зашуршал, засвистел баллоном по камням – перекат. Надо слезать. 

Слез. Поскальзываюсь. Катамаран наплывает на ноги. Не могу встать. Мужики налегают на весла, не поймут, почему на месте. Я булькаюсь в воде. Замечают. Поднимают. Смеху, но главное – спина сухая. Уснул, наверное, говорят.

Третий час идет жуткий ливень, немудрено и уснуть. Бельсу спокойная, с широкими заводями, где почти нет течения. Приходится налегать на  весла. Дождь немного кончился, точнее, кончился ливень. Еще через пару часов показался мост, через реку, приплыли. Прощай Бельсу!

            Причаливаем. Переодеваемся с Юрой. Мужики разбирают катамаран. Юра побежал искать станцию. Я развожу из рамы костер. Все собираемся погреться и обсушиться. Догорает рама катамарана, горит палка-весло Прохора, горят наши весла. На душе тоскливо.  Вот, и все, прощальный костер. Идем к станции. В Междуреченске едим через силу котлеты и минтай, заедаем сметаной. Тоскливо. В электричке дремлем. Вот, и Новокузнецк, до встречи. Пока.

 

Вынесенное из похода:

  1. Умей пользоваться картой и компасом.
  2. Найди в себе силы соорудить баню – получишь массу удовольствия и здоровья.
  3. Думай, стоит ли рисковать. Не спеши с выводом. Семь раз отмерь, отрезать недолго.